Политика
Бесплатный
Анастасия Попова

ЮКОС - "Генпрокуратура знает, что делает"

В своих показаниях Михаил Касьянов увязал дело Ходорковского и Лебедева с именем Путина.

В понедельник Хамовнический суд разрешил допросить бывшего премьера РФ Михаила Касьянова, который пришел на заседание суда. Касьянов обещал в меру своих сил ответить на все вопросы, которые ему будут заданы. Касьянов до 1999 г. работал первым заместителем министра финансов России, а с 2000 по 2004 г. возглавлял кабинет министров.

По словам экс-премьера, до 2003 г. специфических претензий к ЮКОСу не было никаких – они начались с памятной встречи РСПП с президентом Владимиром Путиным, когда Ходорковский заговорил о коррупции и обратил внимание на подозрительно крупную сумму, которую «Роснефть» заплатила за компанию «Северная нефть». «Реакция Путина была удивительной, - сказал Касьянов. – Он в резкой форме указал на то, что приватизация компании ЮКОС тоже была не слишком чистой. И с этих пор власть начала давить на бизнес». Впрочем, уточнил Касьянов, у правительства всегда есть претензии к бизнесу, поскольку его цель - собрать больше налогов. Но ему не жаловались конкретно на ЮКОС - лично он хотел, чтобы больше платили все.

Затем адвокат Ходорковского Вадим Клювгант спросил Касьянова, скрывал ли ЮКОС результаты своей финансовой деятельности, на что тот ответил, что ЮКОС не только не скрывал их, но и был одной из первых компаний нефтяного сектора, начавшей публиковать отчеты.

На вопрос адвоката, возможно ли хищение 350 млн т нефти, в котором обвиняют подсудимых, Касьянов ответил, что это слишком большая доля нефтедобычи России и такого хищения быть не могло.

Касьянов подтвердил версию (которую отрицает сам Ходорковский) о том, что атака власти на компанию связана с финансированием оппозиции. По словам Касьянова, он в письменном виде просил президента Путина разъяснить его претензии к ЮКОСу, на что Путин ответил, что они связаны с финансированием КПРФ. Таким образом, дело ЮКОСа политическое, заключил Касьянов. Также, продолжил экс-премьер, он говорил Путину, что такое дело очень нежелательно для России, ее экономики и инвестиционного климата. Ответ президента был кратким: «Генпрокуратура знает, что делает».

В ответ на просьбу Клювганта разъяснить назначение экспортных пошлин на нефть Касьянов ответил, что основной их функцией было снять сверхдоходы, за них отвечало МЭРТ, а конкретно – Виктор Христенко (должен явиться для дачи показаний 22 июня) и Алексей Кудрин.

Прокурор Вячеслав Смирнов задал Касьянову вопросы и получил ответы:

- Известно ли Касьянову о покупке ЮКОСом акций дочерних компаний? - Неизвестно.

- Известно ли Касьянову о механизме формирования трансфертных цен на нефть в компании? - Неизвестно, но это была общая практика - и сейчас остается таковой. Более того, разница трансфертных и внешних цен была прозрачной, а внутреннего рынка нефти в России как не было тогда, так нет и сейчас.

- Не связана ли отмена зон льготного налогообложения с тем, что некоторые компании уклонялись от налогов? - Нет, потому что это была политика правительства.

Выйдя из зала суда, Касьянов сказал журналистам, что нынешнее судилище - политическое шоу, не имеющее ничего общего с правосудием, и что кража 350 млн т нефти - это абсурд, "они издеваются, когда заставляют серьезно это обсуждать".

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать