Политика
Бесплатный
Ирина Резник

Греф дал показания в суде по делу Ходорковского

Компания ЮКОС не нарушала закон, когда покупала нефть у своих "дочек" дешевле, чем в европейских странах, заявил президент Сбербанка.
AP Photo / Mikhail Metzel

Компания ЮКОС не нарушала закон, когда покупала нефть у своих "дочек" дешевле, чем в европейских странах, заявил председатель правления Сбербанка Герман Греф, выступая в качестве свидетеля на слушаниях по делу Михаила Ходорковского в Хамовническом суде Москвы. Кроме того, Греф отрицал, что ЮКОС шел на нарушения, связанные с передвижением акций дочерних компаний Восточной нефтяной компании (ВНК).

В зал заседания суда Герман Греф зашел немного неуверенно. Пока судья Виктор Данилкин рассказывал предправления Сбербанка о его правах в качестве свидетеля, Греф неотрывно смотрел на сидящих на скамье подсудимых Михаила Ходорковского и Платона Лебедева.

Первый вопрос Ходорковского касался обвинений, связанных с ВНК. В самом начале слушаний Ходорковский предложил Грефу ознакомиться с несколькими документами, посвященными ситуации с ВНК, в частности с письмом, подписанным Грефом. На вопрос, помнит ли он письмо, Греф заявил, что самого письма не помнит, «но, судя по тому, что здесь стоит моя подпись, я не сомневаюсь, что я его подписывал". «В целом ситуацию с акциями я помню», - добавил Греф не очень уверенно.

Напомним, что в 1997 г. ЮКОС приобрел контрольный пакет акций ВНК почти за $1 млрд. Однако вместе с компанией ЮКОС получил еще и обязательства по заведомо невыгодным договорам. Так, накануне продажи ВНК ее прежний президент Леонид Филимонов подписал договор со швейцарской компанией Birkenholz о покупке около 6% ачинского НПЗ за $22 млн. После покупки ВНК ЮКОС счел эту цену завышенной и от сделки отказался. Тогда швейцарская компания пошла в суд и выиграла иск. Суд постановил арестовать принадлежащий ВНК контрольный пакет акций «Томскнефти». После этого швейцарская компания планировала подать иск о банкротстве ВНК и отобрать у ЮКОСа эту компанию.

Юристам ЮКОСа удалось добиться снятия ареста с контрольного пакета акций «Томскнефти», однако, чтобы застраховаться на будущее, через несколько дней ВНК обменяла акции большинства своих дочерних компаний, включая «Томскнефть», на акции ЮКОСа, которые, в свою очередь, тут же были отданы в залог.

В начале 1999 г. Мингосимущество, являвшееся в то время вторым крупнейшим акционером «Томскнефти», обратилось в Генпрокуратуру с просьбой проверить законность этих сделок. Руководители ЮКОСа уверяли чиновников, что ВНК получит всю собственность назад, как только удастся избавиться от претензий швейцарской компании.

Во время этого конфликта Герман Греф был первым замминистра Мингосимущества. И Ходорковский лично с ним обсуждал вопросы передвижения акций, принадлежащих ВНК.

В ходе слушаний Ходорковский спросил Грефа, скрывал ли ЮКОС когда-либо, что "Томскнефть" входит в группу компаний Ходорковского. «Насчет группы ЮКОСа не помню, а насчет того, что эти акции подконтрольны вашим структурам, вы не скрывали», - твердо сказал Греф.

«Говорил ли я вам о том, что ВНК имеет право обратного выкупа акций "Томскнефти», - продолжил задавать вопросы Ходорковский. «Я не могу это ни подтвердить, ни опровергнуть», - сказал Греф.

«У нас [Мингосимущества] были планы по приватизации [акций ВНК]. И вдруг мы обнаружили, что у ВНК отсутствует начинка (акции дочерних компаний. – ред.). Тогда мы с вами [с Михаилом Ходорковским] встретились, и вы предложили продать госпакет акций ВНК за $18 млн без начинки. Я был против и настаивал на возврате, а вы говорили, что был иск третьей стороны [швейцарской], который, по вашим словам, мешал возврату акций», - рассказал свое видение ситуации Греф. "Тогда мы решили подготовить проект соглашения о возврате акций", - продолжил рассказ предправления Сбербанка. «Прошло около двух месяцев, а соглашение так и не было подписано. Я попросил подписать в разумный срок, или мы пошли бы защищать наши интересы в другие инстанции. Соглашение снова не было подписано, и мы отправили письмо Степашину, который поручил разобраться в ситуации Мингосимуществу и правоохранительным органам», - сообщил Греф. После этого он отметил, что в 2000 г. ушел из правительства и плохо помнит, как развивалась ситуация. Однако, по его информации, акции все же были возвращены.

На второй вопрос Ходорковского о том, должна ли российская компания покупать у своих дочерних предприятий нефть по тем же ценам, что на рынках в европейских странах, Греф однозначно ответил: «Конечно, нет. Если бы нефтяная компания это делала, она бы уже давно обанкротилась».

В целом свидетельские показания Грефу пришлось давать около трех часов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать