Статья опубликована в № 2647 от 15.07.2010 под заголовком: Прецедент в законе

Верховный суд предложил ввести в России прецедентное право

Верховный суд (ВС) предлагает считать новым обстоятельством решения Конституционного суда, Европейского суда по правам человека и президиума самого ВС. В судах общей юрисдикции фактически вводится прецедентное право по гражданским делам
Е.Стецко

Пленум Верховного суда вчера внес в Госдуму проект поправок в Гражданско-процессуальный кодекс, меняющий порядок пересмотра гражданских дел. К существующему перечню оснований для пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам (ч. 2 ст. 392) предлагается добавить еще один раздел – «новые обстоятельства». Таковым, по мнению ВС, может стать решение Конституционного суда (КС), Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), а также постановление пленума ВС или практика применения правовой нормы президиумом ВС по конкретному делу.

ВС воспользовался правом законодательной инициативы, чтобы исполнить постановления КС, говорит секретарь пленума ВС Владимир Дорошков. В январе 2010 г. КС решил, что разъяснения пленума либо решения президиума высшего суда по конкретному делу – это основание для пересмотра решений в порядке новых обстоятельств. А в феврале КС указал, что таким основанием является и решение ЕСПЧ по гражданским делам, если тот выявил существенные нарушения прав человека. Аналогичная норма уже есть в Уголовном и Арбитражно-процессуальном кодексах, напоминает Дорошков.

ВС идет по пути, который уже прошел Высший арбитражный суд (ВАС), отстоявший в КС право напрямую влиять на нижестоящие инстанции, говорит партнер «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрий Степанов.

Поправки в Арбитражно-процессуальный кодекс, в соответствии с которыми решение надзорной инстанции становится новым обстоятельством, ВАС инициировал в марте, сейчас они находятся на рассмотрении Госдумы. Зампред комитета по законодательству Андрей Назаров говорит, что инициатива ВС была ожидаема, и считает ее «вполне приемлемой в целом».

Фактически речь идет о внедрении прецедента в практику судов общей юрисдикции, говорит Степанов. Но Дорошков принципиальной новизны в происходящем не видит. Решения ЕСПЧ и Конституционного суда – не что иное, как прецедент, да и решения пленума, президиума ВС по конкретным делам давно формируют судебную практику. Но сейчас это делается в порядке надзорного судопроизводства, а предлагаемые изменения дадут возможность судам пересматривать свои решения по инициативе сторон или прокурора.

Зампредседателя КС в отставке Тамара Морщакова говорит, что новый порядок пересмотра дел приведет к усилению зависимости нижестоящих судов от вышестоящей инстанции. А она и так велика, отмечает судья. Когда речь идет о классическом прецеденте, суд решает – относится ли он к данному случаю. В российской версии судам «спускают сверху» единственное и обязательное толкование нормы и они не вправе отклониться от него. Сейчас единообразие практики поддерживается отменой решений, если они отклоняются от позиции вышестоящего суда.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать