Статья опубликована в № 2679 от 30.08.2010 под заголовком: Уроки кризиса

Правительство неправильно боролось с кризисом

Минэкономразвития не обеспечило правительство достоверным прогнозом, бюджет недобрал доходов, а само правительство полгода не могло адаптироваться к кризису, подвела итоги 2009 г. Счетная палата
ИТАР-ТАСС

Бюджет переписывался два раза, доходы собраны не полностью, расходы недостаточно эффективны, а правительство почти полгода медлило с принятием необходимых актов, подвел итоги проверки исполнения федерального бюджета за 2009 г. зампред Счетной палаты (СП) Валерий Горегляд: «По существу, управление <...> осуществлялось в ручном режиме». Самые большие претензии – к Минэкономразвития: оно не выполнило задачу по обеспечению достоверности прогноза основных макроэкономических показателей, заявил Горегляд. Так, в прогнозе динамики ВВП по итогам 2009 г. министерство ошиблось на 14,6 процентных пункта при допустимом отклонении в 0,5 п. п., в прогнозе инфляции – на 0,3 п. п. при допустимом отклонении 0, по инвестициям – на 30,8 п. п. при допустимых 1,5 п. п. (см. врез), сравнил он.

В августе 2008 г. в прогнозе, принятом за основу бюджета-2009, Минэкономразвития ожидало роста ВВП на 6,7%. Уже осенью его нереалистичность стала очевидной, как и параметров бюджета, рассчитанных по цене нефти в $95 за баррель, тем не менее закон о бюджете был принят. Новая версия бюджета была утверждена лишь в конце апреля 2009 г., антикризисная программа – в июне. В это время Минэкономразвития ожидало спада ВВП на 8,5%; по оценке Росстата, он составил 7,9%.

В заключении об обоснованности макропрогноза на 2009–2011 гг., подписанном восемью сотрудниками СП 2 сентября 2008 г., аудиторы отмечали, что темпы роста мировой и российской экономики в видении Минэкономразвития сближаются. Прогноз учитывал замедление мировой экономики, снижение темпов роста ВВП России и цен на нефть – перелом в нем был заложен, но в форме плавного торможения, говорит замминистра экономического развития Андрей Клепач. Прогноз не предполагал кризиса, поэтому проверять его достоверность в сопоставлении с условиями, когда кризис уже происходил, не имеет смысла, продолжает он: «Важно другое – насколько мы смогли оценить масштабы кризиса, когда он уже начался. Изначально мы их недооценили, как и все мировые организации, считавшие, что спада в России не будет либо он будет минимальным». Были достаточно адекватно оценены масштабы колебаний курса рубля (ведомство прогнозировало ослабление до 35–36 руб./$ и последующее укрепление) и инфляции, говорит Клепач, а к маю министерство одним из первых дало резкие оценки спада, «которые, к сожалению, оказались близки к реальности». В целом аналитическая и прогнозная поддержка и Минэкономразвития, и других аналитических центров была адекватной, считает замминистра, хотя кризис стал уроком, показавшим, что надо рассматривать и крайние варианты развития событий, анализируя устойчивость экономики к шокам. «Сейчас мы предполагаем, что в случае стагнации или повторной рецессии мировой экономики у России спада не будет», – говорит он.

За критикой СП стоит желание видеть более точные бюджетные проектировки, считает директор ЦМАКП Елена Абрамова, но в тот период, когда прогноз министерства был сделан, он выглядел достаточно консервативным. МВФ тогда ожидал роста российского ВВП в 2009 г. на 7,3%, Всемирный банк предупреждал о перегреве экономики, советуя снизить темпы роста хотя бы до 7%. «Даже некорректно обсуждать, – согласен главный экономист «Тройки диалог» Евгений Гавриленков. – Весь мир ошибся: это кризис, который нельзя было предугадать». «Мне тоже не всегда нравятся прогнозы Минэка, но только дураку может прийти в голову наказывать за прогнозирование в момент кризиса», – возмущается научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин. Задача СП – «держать в тонусе министерства и ведомства», рассуждает председатель комитета Госдумы по экономполитике Евгений Федоров, но Минэкономразвития не могло не ошибиться. Если уж предъявлять претензии, то к постоянному пересмотру прогноза из-за колебаний цены нефти, его линейности, инерционности, статистически неразличимых сценариев и составлению параметров в отрыве от бюджета, который формируется уже после прогноза, перечисляет Гавриленков.

Режим «ручного управления» был вынужденным, уверен Федоров: «На автомате мы бы кризис не прошли». Премьер Владимир Путин оценивает действия правительства на «удовлетворительно», передали информагентства: некоторые – могли бы быть более быстрыми и точными, а автоматический механизм для антикризисных решений неприменим. Кризис был бы менее острым, добавил премьер, если бы расходы бюджета ориентировались на заработанное реальным сектором без учета нефти и газа.

Параметры бюджета-2009 впервые были приняты еще в 2007 г., в рамках трехлетнего плана, напомнила замминистра финансов Татьяна Нестеренко: цена на нефть в нем планировалась в $52, доходы – 7,4 трлн руб., такими они и оказались по факту. Однако за два года нефть подорожала, прогноз доходов повышался вплоть до 10,7 трлн, а под них принимались новые обязательства, в том числе социальные. В Минфине не сомневаются, что этот урок – опасность повышения расходов за счет конъюнктурных доходов – всеми усвоен. А неэффективность расходов – проблема системная, пока у министерств и ведомств большая часть усилий идет «не на формирование рынка, а на участие в нем», указала замминистра: «Нельзя придумать, как эффективно тратить расходы, если неэффективно организована власть».

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать