Статья опубликована в № 2688 от 10.09.2010 под заголовком: Точка невозврата

Доля государства в экономике достигла критического уровня

Правительство пришло к выводу, что доля государства в экономике достигла «критического уровня», а дальнейшее ее нарастание может иметь необратимые последствия для конкуренции
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
М.Стулов

Величина государственной экономики достигла критического порога, дальше идти туда опасно», – заявил вчера вице-премьер Сергей Собянин на форуме в Ярославле: каждый второй занятый в российской экономике работает в госсекторе. Надо развивать более конкурентную среду, резюмировал Собянин (цитаты по Reuters). Помощник президента Аркадий Дворкович «полностью согласен» с оценками вице-премьера. «Если не менять политику государства в экономике, в чем тогда будет заключаться ее модернизация?» – сказал он «Ведомостям».

До сих пор политика правительства была направлена на появление «национальных чемпионов», создавать которых призывал Владимир Путин во времена своего президентства. «Чемпионов» растили под государственным крылом.

К концу 90-х гг. государство приватизировало крупнейшие активы в нефтедобыче, но за последние 10 лет нарастило свои позиции. В 1998 г. государственная «Роснефть» была в предбанкротном состоянии с добычей чуть более 12 млн т, правительство собиралось приватизировать 75% компании, но не нашло покупателя. Сейчас компания – лидер по добыче (свыше 112 млн т нефти и 12 млрд куб. м газа) и капитализации ($72,8 млрд). «АвтоВАЗ», приватизированный еще в начале 1990-х гг. и контролировавшийся менеджментом во главе с председателем совета директоров Владимиром Каданниковым, в 2007–2008 гг. фактически вернулся под контроль государства (хотя у «Ростехнологий» лишь 18,8% голосующих акций завода, госкорпорация руководит его работой).

Настоящий чемпион – «Ростехнологии» – создан в сфере оборонной промышленности, причем за счет вполне успешных частных предприятий – «Иркута», «Сатурна», УМПО, Казанского вертолетного завода, «Росвертола». Даже высококонкурентный рынок связи не обойден вниманием агентов влияния государства. В начале тысячелетия госхолдинг «Связьинвест» активно продавал телекоммуникационные активы, в том числе GSM- и CDMA-операторов. А в мае 2009 г. была утверждена концепция реорганизации компаний холдинга, предполагающая создание на базе его «дочки» «Ростелекома» «национального чемпиона» в области связи. «Ростелеком» уже начал скупать частные активы – госконтроль установлен над татарстанским альтернативным оператором Teleset, идут переговоры о покупке «Акадо».

Даже реформе РАО ЕЭС, ставшей единственным примером разгосударствления целой отрасли, дан обратный ход. Государственное «Интер РАО» по решению чиновников должно получить крупные активы в генерации, которые ранее предполагалось продать частным инвесторам: 66% – ОГК-1, 26,4% – ОГК-5, 34,2% – ТГК-7, 21,3% – «Башкирэнерго» и 25,1% – ТГК-6.

В результате увеличения доли государства конкурентоспособность российской экономики сдала позиции, следует из расчетов по глобальной конкурентоспособности Всемирного экономического форума. В 2000 г. Россия занимала в рейтинге форума 52-е место (из 59 стран), а по итогам 2009 г. – 63-е место.

О продаже крупных госкомпаний правительство заговорило только в этом году, но из-за проблем с дефицитом бюджета (см. врез). Даже если государство в нынешнем виде распродаст все свои активы, его влияние останется чрезмерным, считает руководитель экспертного совета «Деловой России» Антон Данилов-Данильян. Бизнесу в России приходится согласовывать свои действия с властью, объясняет он: малому – с муниципальной, среднему – с региональной, крупному – с федеральной. Дело не в масштабах участия государства в экономике, а в очень низкой эффективности участия, согласен директор Института анализа предприятий и рынков Высшей школы экономики Андрей Яковлев: надо сконцентрироваться на барьерах и ограничениях для бизнеса, выставляемых чиновниками.

Нужно лишать госкомпании преференций, говорит Данилов-Данильян. Преференции государства для госкомпаний вызывают нескрываемое раздражение у частного бизнеса. Так, совладелец «Лукойла» Вагит Алекперов в недавнем интервью «Ведомостям» выражал недоумение решением правительства допускать к разработке шельфа только госкомпании. «Наши интересы совпадают с интересами страны, мы все российские компании, наши коллективы состоят из россиян», – заметил он, сравнивая «Лукойл» с «Роснефтью» и «Газпромом».

Значительное участие государства в экономике приводит к конфликту интересов регулятора и собственника, отмечает чиновник ведомства, участвующего в выработке конкурентной политики: министерства участвуют в управлении компаниями, одновременно отвечая за госполитику в своей сфере. То же самое происходит на региональном и муниципальном уровнях, продолжает он: бороться с этим можно путем последовательной приватизации активов в конкурентных сферах и оптимизации регулирующих функций.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more