Политика
Бесплатный
Дмитрий Казьмин
Статья опубликована в № 2717 от 21.10.2010 под заголовком: Ученая закупка

Чиновников могут отодвинуть от госзакупок

Чиновники могут потерять право оценивать научные работы, за которые платит государство. Полномочия по отбору победителей тендеров на десятки миллиардов рублей в год отойдут экспертным советам из ученых

Перестроить закон о госзакупках в части размещения заказов на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы поручил президент Дмитрий Медведев более года назад. Сейчас порядок закупки труда ученых принципиально не отличается от закупки страховых услуг: только вес критерия опыта и квалификации повышен с 20 до 45%.

Весной Минэкономразвития внесло в правительство написанные с подачи Медведева поправки, по которым чиновники смогут устанавливать на «научных» тендерах дополнительные квалификационные требования к участникам. Среди них количество научных публикаций, включенных в индекс цитирования, объектов интеллектуальной собственности, сотрудников высшей научной квалификации, а также сведения о достаточности ученых в штате организации для выполнения работ (пороговые значения должно установить правительство). По действующему закону состояние этих показателей может повлиять только на оценку за опыт и квалификацию, но не заблокировать участие компании в тендере.

Сейчас проект дорабатывается Минэкономразвития, Федеральной антимонопольной службой (ФАС) и Минобрнауки, в результате чиновники могут потерять право оценивать качественную часть заявки участников. По словам начальника управления ФАС Михаила Евраева, ведомства обсуждают идею передать оценку этой части от чиновников специальному экспертному совету при Минобрнауки, правда, пока только по крупным научным работам. После этого можно и повысить вес качества и квалификации с действующих 45%, объясняет он. По словам Евраева, эксперты будут набираться из ведущих вузов и научных центров по отраслям науки, закон позволит оплачивать их услуги. Ученые будут отвечать за результаты отбора своей репутацией, кроме того, к ним перейдет экспертиза качества при приемке работ, говорит он.

Сейчас тендер на научную закупку может выиграть кто угодно. Так, 6 октября конкурс Минобрнауки на создание словаря церковнославянского языка (срок – до 30 ноября) выиграло OOO «Хэдворк аналитикс», занимающееся «аналитическим сопровождением стратегических бизнес-решений» (информация с сайта компании). Компания предложила выполнить заказ за 1,3 млн руб., участвовавший в тендере Институт русского языка РАН предложил максимальные 1,5 млн руб., но был отсеян из-за неполного пакета документов.

«Часть словаря уже сделана, работа велась около двух лет, выполнить ее за два месяца невозможно», – признает старший научный сотрудник Института русского языка Александр Кравецкий. По его словам, представитель «Хэдворк аналитикс» предложил институту пойти на субподряд за половину цены контракта (условия контракта это допускают), а после отказа заявку института отклонили по формальным причинам. «Причем формально жаловаться не на что, с учетом предложенной цены наша заявка вроде как проигрывает», – констатирует он. Представитель «Хэдворк аналитикс» Ярослава Мальцева через секретаря попросила прислать письменный запрос, но на него не ответила.

В том, что конкурс могут выиграть не только академические учреждения, но и другие компании, нет ничего плохого, считает министр образования и науки Андрей Фурсенко, оговариваясь, что не имеет в виду какой-то конкретный тендер. В закупке научных работ есть три проблемы, замечает Фурсенко: первая – четко сформулировать, что нужно; вторая – правильно написать техническое задание; третья – вопрос качества против цены, срока и других показателей, нужно менять соотношение в сторону качества.

Есть и другая проблема – планирование научных закупок, констатирует гендиректор Центра размещения государственного заказа Александр Строганов: «Сейчас наиболее распространенная практика у ведомств – сделать их больше, чем в прошлом году». Отсюда запрашивается и бюджет, объясняет он: например, если в этом году планируется 12 работ, а в прошлом было 10, то денег нужно попросить на 20% больше. Так как действительно важных тем почти всегда меньше, чем запланированных работ, появляются тендеры на уточнение функций, разработку законопроекта, заключает он.

Фурсенко считает наиболее эффективным способом поддержки научных исследований систему грантов. По его словам, сейчас бюджет выделил на них 8 млрд руб. на три года, что значительно меньше, чем на целевые программы поддержки науки, деньги из которых распределяются по закону о госзакупках. Лучше грантовой системы пока ничего не придумано, соглашается Строганов: так проще спрашивать за результат. А вот привлекать ученых к оценке научных работ ведомствам ничто не мешает и сейчас, замечает он: можно закупить их услуги и прописать в контракте ответственность за качество работы.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать