Политика
Бесплатный
Лилия Бирюкова|Алексей Никольский
Статья опубликована в № 2719 от 25.10.2010 под заголовком: За подрыв устоев

Подача иска в Европейский суд по правам человека – отягчающее обстоятельство

Гособвинение потребовало приговорить к 14 годам лишения свободы экс-совладельцев ЮКОСа Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Если суд с этим согласится, они должны сидеть до 2017 г.
AP

В пятницу на процессе по второму делу ЮКОСа прокурор Валерий Лахтин огласил свои требования. Обвинения по эпизоду с присвоением и легализацией акций «дочек» ВНК были сняты в связи с истечением срока давности. За присвоение нефти, добытой дочерними компаниями ЮКОСа, прокурор просит восемь, а за легализацию дохода – девять лет лишения свободы. С учетом частичного сложения сроков Лахтин потребовал для обоих обвиняемых по 13,5 года. С учетом неотбытого наказания по приговору 2005 г., которое может частично или полностью складываться с новым приговором (обвиняемым осталось сидеть еще год), прокурор потребовал по 14 лет.

За рубежом за такие преступления лишают свободы на 20 лет и больше, поскольку они подрывают основы государства, аргументировал позицию гособвинитель. «Всякий, кто так не считает, подрывает устои государства тоже. Ходорковский и Лебедев дискредитировали бизнес-сообщество перед зарубежными инвесторами. При этом они оказывали незаконное давление на суд, на свидетелей, на СМИ, все искажая, они подорвали устои государства и своими обращениями в Европейский суд [по правам человека]», – цитирует прокурора «Новая газета». Присутствовавший на процессе адвокат Ходорковского Вадим Клювгант подтверждает, что Лахтин упоминал ЕСПЧ в том смысле, что обращения в эту инстанцию противодействуют правосудию.

Само по себе обращение в ЕСПЧ не может мешать правосудию и скорее всего прокурор имел в виду нарушения, которые были допущены при обращении, либо развернутые информационные кампании, которые сопровождали эти обращения, считает свидетель обвинения по первому делу ЮКОСа, зампред комиссии Общественной палаты по контролю за деятельностью и реформированием судебно-правовой системы Ольга Костина. Она отмечает, что ЕСПЧ принимает дело к рассмотрению после того, как пройдены все инстанции внутри страны, а по одному из принятых исков этого сделано не было: видимо, Лахтин имел в виду политическую подоплеку, которая позволила обойти этот порядок.

Если второе преступление совершено до вынесения приговора по первому преступлению, итоговый срок равен сумме сроков по обоим приговорам за вычетом фактически отбытого срока, говорит адвокат по уголовным делам Андрей Андрусенко. Значит, если судья приговорит обвиняемых к сроку в 14 лет, отсчет срока по этому итоговому приговору начинается с 2003 г. (дата ареста Ходорковского и Лебедева) и заканчивается в 2017 г., а возможность подачи прошения об условно-досрочном освобождении наступит в середине этого срока, в 2011 г., говорит адвокат.

Максимальный срок, который прокурор мог запросить, – 15 лет лишения свободы, но мог бы и шесть лет, подчеркивает Клювгант, но если суд будет настоящим, то обвиняемые тут же выйдут на свободу. По поводу Ходорковского поступают противоречивые сигналы, значит, руководство страны еще не определилось с финалом процесса, считает политолог Алексей Макаркин.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать