Ходорковский: мне стыдно за Россию

После последнего слова подсудимого судья Данилкин назвал дату оглашения приговора подсудимым по второму делу ЮКОСа.
AP

Приговор по второму делу экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского и бывшего руководителя МФО "Менатеп" Платона Лебедева будет оглашен 15 декабря, заявил сегодня судья Виктор Данилкин в Хамовническом суде после того, как Ходорковский выступил с последним словом. Ходорковский призвал суд вынести справедливое решение, напомнив присутствующим, что его приговор станет частью истории России и определит вектор ее дальнейшего развития.

Ходорковский вспомнил октябрь 2003 года, свой последний день на свободе. «Через несколько дней мне сообщили – Путин сказал, что я буду хлебать баланду 8 лет», - сказал он. После этого прошло уже 7 лет, это большой срок - «судя по выступлению прокурора в этом зале, меня стали опасаться еще больше и пытаются посадить уже на 14 лет». Ходорковский отметил, что признания вины от него не ждут – «вряд ли кто-то поверит, что я похитил нефть у собственной компании»

Но точно так же, отметил он, мало кто верит, что в московском суде возможен оправдательный приговор. Ходорковский вспомнил 80-е годы, начало своей карьеры, когда ему было 25 лет и когда была надежда на свободу. «За то, что она получилась свободой не для всех, ответственно и наше поколение», - признал он. Надежда возродилась в 90-е годы, когда мы «строили лучшую нефтяную компанию». Свою заслугу Ходорковский видит в том, что стране в целом удалось воспользоваться благоприятной нефтяной конъюнктурой. Надежда не умирает и сейчас, хотя ему 50, он в тюрьме, а стабилизация страны похожа на застой.

С приходом нового президента два года назад появилась надежда на то, что Россия тоже станет свободной страной, развитым обществом, но, констатировал Ходорковский, сейчас лишь делается вид, что мы развиваемся. На самом деле страна пятится назад под видом благородного консерватизма. Невозможно мириться с тем, что люди, называющие себя патриотами, сопротивляются реформам, сказал он.

Ходорковский много говорил о том, что отсутствие реформ лишает страну перспектив. Люди научились обменивать репутацию на спокойную жизнь в рамках системы, но многие сотрудники ЮКОСа не поддались. «Нас называли коммерсантами, быдлом, считали, что мы не выдержим и сдадимся. Прошли годы. Ну и кто из нас быдло? Кто из них врал, пытал, брал заложников? И это они называют государевым делом. Мне стыдно за государство», - сказал он.

«Значение этого дела выйдет далеко за пределы наших с Платоном [Лебедевым] судеб, ибо любой думающий человек, глядя на него, сделает вывод – силовая бюрократия может все, частной собственности нет, прав при столкновении с системой тоже нет, и их невозможно защитить в суде». Поэтому, объяснил Ходорковский, думающие люди не стремятся к реализации. «Кто будет модернизировать Россию? Прокуроры? Милиционеры? Уже пробовали – не получилось. Как может Москва стать финансовым центром, если наши прокуроры вот прямо здесь, в открытом процессе, призывают признать стремление повысить капитализацию компании преступной корыстной целью? Даже грабить надо честнее».

«Страна, которая мирится с тем, что силовая бюрократия в своих интересах держит по тюрьмам десятки, если не сотни предпринимателей – больная страна. Государство, доверяющее только бюрократам, - больное государство». И если надежда сменится глухим разочарованием, стране будет трудно выйти из застоя, сказал Ходорковский.

«Мне не хочется жить в тюрьме и тем более не хочется там умереть, но если нужно, я готов», - заявил Ходорковский. «Моя вера, она стоит жизни. И думаю, я это доказал. А вы, уважаемые оппоненты, во что вы верите – в правоту начальства? Здесь и сейчас решается судьба каждого гражданина нашей страны, всех граждан, которые рассчитывают не стать жертвами милицейского беззакония. Те, кто строит компанию, зарабатывают и хотят, чтобы это досталось их детям, а не рейдерам в погонах».

Ходорковский заметил, что им (с Лебедевым), обычным людям, которых пытаются оставить в тюрьме навсегда, удалось добиться того, что из них сделали символ борьбы с произволом. Ходорковский выразил надежду, что суд выдержит психологическое давление, и посочувствовал судье Данилкину. «Я желаю Вам мужества – все понимают, что приговор этот станет частью истории России», - сказал Ходорковский.

Платон Лебедев отказался от последнего слова – он «скажет его не здесь».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать