Политика
Бесплатный
Анастасия Корня
Статья опубликована в № 2735 от 17.11.2010 под заголовком: Дело для профессионалов

Как присяжных уговаривали вынести обвинительный вердикт Игорю Изместьеву

Обвинение оказывало давление на присяжных на процессе бывшего члена Совета Федерации Игоря Изместьева, выяснила The New York Times

Членов коллегии присяжных, которая с августа 2009 по май 2010 г. рассматривала в Мосгорсуде дело Изместьева, посещали люди, представлявшиеся сотрудниками следственных органов. Они убеждали присяжных, что следует вынести обвинительный вердикт, а если они не готовы это сделать – перестать ходить на заседания суда. Как минимум двое бывших присяжных сообщили газете, что получали такие предложения. Четверо признались, что готовы были вынести оправдательный вердикт по большинству пунктов обвинения – но не успели.

Когда судебное разбирательство было практически завершено, судья Елена Гученкова распустила коллегию, а основанием для этого стало заявление одной из присяжных, что ей нужно выехать в другой город. Запасных присяжных к тому времени уже не осталось. Теперь дело Изместьева рассматривают профессиональные судьи: вступил в силу закон, который выводит дела о терроризме из-под юрисдикции суда присяжных.

Изместьева и еще 12 человек обвиняют в бандитизме, терроризме, убийствах и покушении на убийство Урала Рахимова, сына бывшего президента Башкирии Муртазы Рахимова, – всего более чем в 20 тяжких и особо тяжких преступлениях. Дело засекречено, его рассматривают в закрытом режиме.

Бывший присяжный Иосиф Нагле считает, что обвинение не смогло представить убедительных доказательств виновности подсудимых – по крайней мере, по самым тяжким пунктам. Он так и сказал двум мужчинам, которые представились сотрудниками следственных органов и убеждали его принять сторону обвинения. Нагле говорит, что оперативники показали удостоверения, их фамилий он не запомнил. На следующий день он рассказал о визите мужчин секретарю судебного заседания, та предложила написать заявление на имя судьи. Он так и сделал, заявление передал секретарю, судьба бумаги ему неизвестна. «Расписки я не брал, поэтому подтвердить это сейчас вряд ли смогу», – сетует Нагле.

Никто из состава коллегии присяжных во время рассмотрения дела не обращался к председательствующему судье с официальной жалобой или заявлением, говорит руководитель пресс-службы Мосгорсуда Анна Усачева: если это происходит, судья обязан информировать правоохранительные и следственные органы.

Попытка давления на присяжного – основание для возбуждения уголовного дела по статье «воспрепятствование правосудию», говорит адвокат одного из подсудимых, Имрана Ильясова, Владимир Жеребенков: присяжный во время процесса наделен статусом судьи. По словам Жеребенкова, на попытки давления жаловался судье Юрий Бушев – бывший деловой партнер подсудимого, проходящий по делу в качестве потерпевшего. Через своего адвоката он сделал заявление, что сотрудники ФСБ и МВД осуществляли незаконный сбор информации об адвокатах подсудимых. По данным Бушева, сотрудники правоохранительных органов оказывали давление и на членов коллегии присяжных. По этому поводу адвокаты направили заявление в СКП, ответа оттуда до сих пор нет, но это неудивительно, говорит Жеребенков.

Адвокат Изместьева Сергей Антонов сказал, что факт роспуска коллегии его не удивляет – это обычная практика, по тем делам, где необходим обвинительный приговор, в дело идет все: и давление на заседателей, и подсадные присяжные (даму, которую защита отвела от участия в коллегии присяжных, через две недели заметили уже на другом процессе – такова случайная компьютерная выборка). «Когда коллегия присяжных готова была вынести оправдательный вердикт по делу Пичугина, ее разогнали, новую коллегию собирали на Лубянке и возили на судебные заседания под охраной ФСБ», – вспоминает адвокат. В процессе же по делу Изместьева суд с конца зимы начал затягивать дело (Бушев все время болел), и это продолжалось до тех пор, пока не вышло постановление Конституционного суда: дела о терроризме присяжные больше не рассматривают, даже если они поступили в суд до вступления в силу нового закона.

Жеребенков уверен, что дело Изместьева имеет политическую подоплеку: его инициировали в 2007 г., когда федеральные власти начали наступление на Рахимова. Уголовное дело против Изместьева было одним из сигналов бывшему президенту Башкирии: бизнесмен был очень близок к Уралу Рахимову, а на суде начал давать показания о его причастности к преступлениям.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать