Путин остается ключевым игроком при принятии решений по Ирану

В российской политической элите сохраняется консенсус, что поддержание диалога с иранцами предпочтительнее введению санкций.
М.Стулов

Дата: 2009-10-06 15:03

Источник: Посольство в Москве

Классификация: Конфиденциально

SIPDIS

E.O. 12958: DECL: 10/06/2019

TAGS: PGOV PREL RS IR

Тема: Медведев, Путин, политика России в отношении Ирана

Гриф секретности определил: посол Джон Байерли

Основание: 1,4 (b)и(d)

1. (С) Сводка: Несмотря на замечания президента России Медведева от 24 сентября, что санкции против Ирана могут быть необходимы, другие государственные чиновники и эксперты здесь предостерегают, что Россия пока будет сопротивляться проведению жесткой линии против Ирана.

В российской политической элите сохраняется консенсус, что поддержание диалога с иранцами и использование дипломатических каналов предпочтительнее введению санкций в ближайшее время. Хотя Медведев как президент несет ответственность за контроль передачи военных и ядерных технологий, премьер-министр Путин остается близко причастным к решениям по политике в отношении Ирана, включая продажу гражданских ядерных технологий и оружия, которые приносят прибыль могущественным государственным предприятиям. Согласно словам заместителя министра иностранных дел Рябкова, молчание Путина по Ирану после заявлений Медведева не означает расхождений между ними по вопросу санкций. Конец сводки.

Медведев о санкциях: всего несколько чиновников поддержали

2. (С) Чиновники российского правительства, включая премьер-министра Владимира Путина, не повторяли публичного заявления президента Медведева о том, что Россия рассмотрит введение санкций в отношении Ирана, если у мирового сообщества не останется других предложений. На вопрос о российской реакции на появившуюся в Нью-Йорке 25 сентября информацию о Куме, министр иностранных дел Лавров взял тон гораздо мягче того, что был в только что выпущенном заявлении Кремля. Он заметил, что Иран действовал позитивно, уведомив МАГАТЭ о своих планах построить новый ядерный комплекс, и пожаловался, что некоторые «партнерские с Россией страны» из группы 5+1 не поделились информацией по Куму ранее.

Лавров подчеркнул, что сотрудничество Ирана с мировым сообществом как члена ДНЯО со статусом неядерной страны может подтвердить мирный характер его ядерной программы.

3. (С) Перед последней встречей группы 5+1 в Женеве Путин заявил, что Россия не поддержит «значительных» изменений в своем подходе к Ирану. Ариэль Коэн, эксперт фонда «Наследие», сказал, что Путин и Лавров говорили ему ранее, что они выступают против ужесточения санкций в отношении Ирана и использования силы против этой страны. Замминистра Рябков 29 сентября сказал, что последние предложения Ирана дали «широкое поле для диалога». Рябков добавил, что станет ли введение санкций против Ирана неизбежным - это «совершенно отдельный вопрос, на который мы еще должны ответить». Он подчеркнул, что позиция России заключается в том, что необходимо сделать все возможное, чтобы найти «дипломатическое, политическое решение иранской ядерной проблемы».

3. (SBU) Хотя и выражая озабоченность ракетной программой Ирана, российский посол в НАТО Дмитрий Рогозин подчеркнул 29 сентября, что Россия предпочитает политический диалог жестким мерам, которые могут спровоцировать «гонку вооружений в регионе». Российский посол в США Сергей Кисляк заявил 24 сентября, что санкции не являются путем решения проблемы, напротив, задача состоит в том, как найти «политическое решение, которое исключит эту проблему». Приоритетом является «начать серьезные диалог с нашими иранскими партнерами, чтобы найти выход из этой ситуации».

4. (С) Послание России внутренней аудитории остается неизменным. Несмотря на осторожный комментарий по санкциям в Нью-Йорке (который один из аналитиков здесь назвал «жемчужиной дипломатической осторожности»), даже влиятельные русские, связанные с кремлевской пропагандистской машиной, полагают, что вероятность поддержки Медведевым западных санкций низка. Советник Медведева Глеб Павловский, президент Фонда эффективной политики, и Максим Шевченко, президент фонда «Русский мир», выступали даже за выполнение замороженного контракта на поставку С-300 в Иран.

Интерпретация молчания Путина

5. (С) Отсутствие публичного комментария премьер-министра Путина на заявление президента Медведева не указывает на разногласия между ними по Ирану, сказал замминистра Рябков послу Байерли 3 октября. Рябков повторил свои слова, сказанные в Женеве на переговорах в формате 5+1, что Россия не исключает возможность санкций, но начнет пристально рассматривать возможность введения санкций только в качестве последнего средства.

6. (С) Большинство политических комментаторов и аналитиков здесь повторяют те же заявления. Татьяна Становая из Центра политических технологий думает, что кажущееся более позитивным заявление Медведева не означает сближения с США по Ирану. Напротив, сказала она, его слова были аккуратно выбраны так, чтобы продемонстрировать свое одобрение желанию США использовать формат 5+1 и участвовать в дискуссии с иранскими чиновниками.

7. (С) Тем не менее комментарий Медведева в Нью-Йорке и заявление Кремля от 25 сентября знаменуют совершенно определенное ужесточение российской риторики в отношении Ирана. Сопредседатель «Правого дела» Георгий Бовт говорил нам 5 октября, что использование Медведевым слова «санкции» представляет изменение политики. Бовт предупредил, что слова Медведева будут восприняты очень небольшой частью российского общества. Он полагает, что Медведеву будет сложно «продать» иранские санкции российским бюрократам без полной поддержки Путина. На экономическом форуме в Сочи Путин раскритиковал США за то, что они не позволяют экспортировать определенные технологии в Россию. Бовт думает, что Россия может попросить облегчить эти ограничения в обмен на поддержку санкций.

Санкции: экономическое выполнение

8. (С) Несмотря на президентские полномочия Медведева в сфере контроля за продажей вооружений, Путин, несомненно, сохраняет критическую, если не решающую роль в таких экономических вопросах, как передача ядерных технологий и оружейных технологий Ирану. Россия и Иран сейчас ограничили военное сотрудничество, так что эффект от утерянной выгоды от военных продаж Ирану будет малым. Хотя продажа С-300 Ирану, для примера, принесла бы России от $750 млн до $1 млрд, а будущие военные продажи могли бы быть еще больше.

9. (С) Несколько лет назад Иран был стабильным источником твердой валюты, и эти валютные потоки помогали России поддерживать свой сектор атомного строительства. Важность российской торговли с Ираном снизилась, однако российский экспорт в Иран в прошлом году превысил $3 млрд. Для нынешней экономики России, находящейся в депрессии, такой объем не может считаться незначительным. В добавление, существует большой потенциал для будущего сотрудничества в сфере продаж ядерных технологий и наращивания военного сотрудничества.

10. (С) Как крупнейший мировой экспортер нефти и газа, Россия также выигрывает от «премии за нестабильность», которая закладывается в мировые цены на нефть из-за напряженности отношений с Ираном. Даже ставка этой премии в $5 за баррель принесет России почти $9 млрд в год за экспорт нефти и от $2 до $4 млрд от газового экспорта. Наконец, учитывая позиции Ирана как второго крупнейшего владельца газовых ресурсов, российский газовый сектор выигрывает от недостатка международных инвестиций в развитие иранского газового сектора.

Жизнь без Ирана

11. (С) Россия может получить выгоду, отказавшись от последовательной поддержки Ирана. Например, в новостях сообщают, что Саудовская Аравия предложила купить российские системы С-400 за 2 млрд долларов, пытаясь склонить Россию выйти из сделки по поставкам С-300 Ирану. Медведев указывал на озабоченность стран Арабской лиги тесными отношениями России и Ирана, когда говорил, что российское отношение к Ирану может измениться.

12. (С) Израиль также явно подталкивает Россию занять более жесткую позицию по отношению к Тегерану в свете недавних отчетов прессы о том, что премьер Нетаньяху лично привез список российских ученых, внесших вклад в иранскую ядерную программу. Беседы с израильскими дипломатами в Москве показывают, что Израиль полагает - участие [русских. - «Ведомости»] в ядерной программе может быть гораздо большим, чем о том знает российское правительство и ответственные за принятие решений. Они намекнули, что разоблачения Израилем российского участия может заставить Москву занять жесткую позицию.

Комментарий

13. (С) Успех в подталкивании России к поддержке жестких санкций в отношении Ирана потребует координированной стратегии наших друзей и союзников, включая Израиль и Саудовскую Аравию.

В стратегию может потребоваться включить продолжение дипломатических усилий, таких, как заседания группы 5+1, и, возможно, новые пути вовлечения в диалог Ирана.

Стратегия, созданная на основе широкого международного консенсуса, должна предложить Москве серию возможностей, способных поколебать здешнюю упрямую ментальность, которая инстинктивно выступает в оппозиции к общему отношению Запада в отношении Ирана. Санкции окажут большое положительное влияние на российскую экономику, и в особенности на такие российские компании, как "Рособоронэкспорт" и "Росатом".

Тот факт, что экономика и эти ключевые предприятия, контролируемые государством, входят в портфель Путина, только усиливает уверенность в том, что он остается ключевым игроком в деле принятия решений по вопросу любого введения санкций. Ключевыми для расчетов российского правительства будут любые политически продаваемые альтернативы, которые принесут экономическую и политическую выгоду. Конец комментария.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать