Три сценария игры в оппозицию на будущих парламентских выборах в России

По народным приметам, приближаются выборы в Думу. Но климат вроде бы меняется. Если раньше о приближении дня голосования свидетельствовали мобилизационные призывы к всенародному референдуму и громогласная риторика партии власти, то теперь климатические приметы вроде бы другие. Из властных кабинетов потянуло духом оттепели. Мол, конкуренция – это даже хорошо, и в парламенте должно быть побольше партий (глядишь, совсем до крамольного договорятся: что парламент – место для дискуссий). И «Единой России» вроде бы не нужно получать результат за 60% голосов и большинства в две трети. И на региональных выборах у нас оппозиция здорово усилилась. И барьер-то у нас совсем низехонький – пять процентов всего, как при дедушке Борисе Николаевиче. И партиям-то у нас даны все возможности для равной конкуренции. Полная демократия - вон она –за ближайшим поворотом.

Гладко это выглядит только на бумаге. Партийная система России, которую власть нас упорно призывает считать сложившейся и стабильной, не отвечает ни одному из этих определений. Это не система сложилась, это ее сложили: за последние годы власть помогла вымереть практически всем мелким партиям, а появилось только две – и обе сделанные с дозволения и по лекалам власти: «Справедливая Россия» и «Правое дело». Более ни одной партии создаться не позволили, вряд ли позволят и в обозримом будущем. Стабильность тоже сомнительна: когда одна партия обрела две трети мест во всех региональных парламентах, у остальных исчезли любые стимулы для развития и привлечения новых сил: зачем вкладываться в партию и тратить на нее силы, если даже вместе со всей остальной оппозицией она не может повлиять ни на одно законодательное решение? Вопрос, конечно, утрированный, но реальный. Остается идеологическая упертость коммунистов и либералов и демократов настоящих, политическое предпринимательство либерал-демократов имени Жириновского, да энтузиазм нескольких небезинтересных политических фигур, собравшихся на дозволенной площадке «Справедливо.ру».

Партия власти, получив результат «за 60%» на федеральных выборах 2007 г., всеми силами и средствами стремилась воспроизвести его на каждых региональных выборах, и получала его вплоть до громкого скандала осенью 2009 г. Только в режиме «ручного управления» на двух последующих раундах региональных выборов этот результат удалось «оптимизировать», чтобы хотя бы дозволенная оппозиция проходила в парламенты.

Похоже во власти осознали, что без некоторого умерения аппетитов, во-первых, исчезнет даже фасадная многопартийность, во-вторых, что страна и общество все же потихоньку меняются. После лесных пожаров, Кущевской, Манежа, ввиду неминуемого сокращения «распределительного пирога», протест и критику все же лучше впустить в парламенты, чем выталкивать на улицу. А потому в грядущий год нас ждет новая тактика власти: «тащить и не пущать».

Вот, к примеру, отсекающий барьер. До последнего времени за партию на федеральных выборах могло проголосовать более 4 миллионов избирателей, а она бы не получила ни одного мандата. Несправедливо. Поэтому барьер – нет, не понизили, а прорыли под него лаз: 1 мандат за 5% голосов, 2 – за 6%. По пропорции, известной каждому пятикласснику, за такой результат причиталось бы добрых два-три десятка мандатов. Выдают же один-два, а остальные отходят победителям, более всего – партии власти. И овцы целы – оппозиция вроде попадает в парламент, и эти, которые мясом питаются, сыты чужими мандатами.

К тому же уже как минимум два раза мне попадались «пробные заходы», что неплохо бы и на федеральных выборах мандаты распределять по методу Империали – системе, изобретенной одним бельгийским маркизом для того, чтобы намеренно занижать результаты малых партий. Объяснять господам из партии власти, что его светлость придумал систему ВЗАМЕН отсекающего барьера ( а не вместе с ним), что исторически она применялась лишь в трех странах (осталось две) – дело бессмысленное. Они на опыте региональных выборов в четвертой стране – России убедились, что система работает как должно – прибавляет им мандатов, а все прочие аргументы неважны. Если не возобладает элементарное чувство такта и совести, то еще не поздно ввести этот искажающий (подчеркнем – заведомо и намеренно!) делитель и на федеральных парламентских выборах. И тогда получится, что даже при более скромном результате в итоговом протоколе, число мандатов у правящей партии почти не изменится. Как собственно, и происходило на региональных выборах 2010 г.: даже там, где «Единая Россия» не добирала до собственного результата 2007 г. две трети голосов в заксобраниях у нее все равно получалось – за счет побед в одномандатных округах и «делителей Империали».

Что же может получиться на выборах в декабре 2011 г.? Во-первых, мы не знаем, кто будет первым номером в списке «партии власти». Если (что наиболее вероятно) его вновь возглавит В.В.Путин, то мне не хватает фантазии, чтобы представить себе штабистов «Единой России», планирующих результат ниже 60% (а то и выше). Ну, допустим, моя интуиция меня подводит. Допустим, у них 55%. Остальные 45% надо распределять на 5 партий (нет, не на 6 – «Патриоты России» ни при какой погоде не наберут более 1-2%). При том, что КПРФ сохраняет «боевую форму», и вполне может улучшить свои показатели, до 20% она вряд ли дотянется. Остается не менее 25% на четверых. И вот здесь поле для фантазий становится широким.

Нашего ветерана Владимира Вольфовича некоторые (в том числе – провластные перья) потихоньку начали списывать в архив. Как качнутся после Манежной националистические настроения? Какие события будут влиять на мозги студенческой молодежи и мужчин из «нижнего среднего класса» (классический электорат ЛДПР)? Сколько раз голоса таких потенциальных бузотеров уходили в копилку Жириновского, не приносящего власти ни малейшего урона и вреда. Беречь таких политиков надо как зеницу ока, особенно когда на дворе наступают непростые времена. При определенных обстоятельствах ЛДПР может превзойти 10%-ный барьер, а уж 7% (напомним, мы по-прежнему считаем, что у «партии власти» не более 55%) она опустится только в том случае, если ее лидер не будет появляться в телевизоре, по своей ли воле, али кто ему посоветует не светиться.

«Справедливую Россию» можно критиковать долго и за многое. Но привлекательное знамя социальной справедливости и отсутствие явного «антиэлектората» в последние годы делали ее наилучшим «запасным выбором» для самых разных избирателей – в первую очередь тех, кто не желает ссориться с властью, но в чем-то на нее обижен или разочарован. При сохранении нынешних тенденций в экономике и социальном укладе это практически гарантирует «эсерам» 7-10% голосов, если только им очень сильно не мешать (еще раз – при 55% у «партии власти»).

«Яблоко» и «Правое дело» пока не дали нам ни малейших оснований считать, что они способны повысить свои рейтинги до 5%, тем более – до 7%. Так что пока более вероятным представляется сценарий, что при снижении результата «партии власти» приращение (даже выше обозначенных нами ориентиров) получат «жириновцы» и «эсеры», и лишь при счастливом для себя стечении обстоятельств одна из них дотянется до 5% (у «Яблока» шансы представляются чуть более благоприятными, потому что это партия с традициями, активом и ядерным электоратом).

Что в итоге получается? Три сценария. В первом – «Ограниченный плюрализм» у «Единой России» порядка 270-280 мест (55% и распределение мандатов по нынешнему принципу – квоте Хэра), три полноценные фракции – КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия» (на троих – 35-40% голосов и чуть большая доля мандатов) и возможно – «приставной стульчик» для одного депутата, гордо сжимающего в руках древко знамени российского либерализма. Не шибко здорово для настоящего плюрализма? Подождите, дальще будет хуже.

Второй сценарий – «Дежа вю»: «Партия власти» все же поддается искусу одержать победу по полной программе, с запасом переходит 60% рубеж в голосах, 67% - в мандатах (может, еще и делители Империали введут, чтобы наверняка). Полноценная фракция гарантирована только Компартии (вряд ли больше 15%), остальные две нынешние парламентские партии либо на пределе берут 7%-ный рубеж, либо одна из них (которой сильнее мешали) – ограничивается мини-фракцией в пару депутатов (5-6%), что только прибавляет мандатов «партии власти». Знамя либерализма в парламент вносить некому вообще.

Есть и третий сценарий – что-то посередке между первым и вторым – максимально похоже на нынешний парламент, может, с меньшим на несколько голосов большинством у «Единой России».

Во втором и третьем случае с партийной системой и плюрализмом в России ничего нового не происходит. И «большие» фракции, и «знаменосцы» остаются абсолютным меньшинством и ни на что не влияют. Показатель эффективного числа партий, который рассчитывает нормативная политология, останется примерно там же, где находится сейчас: 1,92 парламентских партий, т.е. фиаско для многопартийной системы. Поддерживать плюрализм в чуть теплящемся состоянии опять придется искусственно. На роль «места для дискуссий» с большими основаниями вновь будет претендовать не Охотный ряд, а Манежная или Триумфальная площади столицы, а арбитром в этих дискуссиях станет не спикер парламента, а милиционер (ой, простите, уже к тому времени полицейский - почувствуйте разницу на своей спине, господа оппозиционеры).

Первый сценарий тоже сохранит в руках власти полный контроль над происходящим, сам по себе он не создаст плюрализма, а лишь откроет маленькие щелочки для его появления. И только от власти будет зависеть, послужит ли некоторое изменение в количественных «весах» фракций началом для качественных сдвигов. Следите за блеском бронзы на образе «партии власти». Пока она сияет ярким светом.

 

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать