Статья опубликована в № 2812 от 17.03.2011 под заголовком: Свободы не лишать

Кремль предложил революционные поправки в уголовное законодательство

Кремль предложил революционные поправки в уголовное законодательство: не сажать впервые преступившего закон; не сажать бизнесмена, если он компенсирует ущерб; не считать уголовным деянием товарную контрабанду. Силовики резко против

Сегодня в Горках Дмитрий Медведев обсудит с руководством своей администрации, представителями правительства и правоохранительных органов подготовленный Минюстом и Государственно-правовым управлением пакет поправок (есть у «Ведомостей») – третий этап либерализации уголовного законодательства, сообщили два сотрудника администрации.

Первый и второй пакеты Медведев внес в Госдуму весной и осенью 2010 г.: введен мораторий на аресты за экономические преступления, отменен нижний предел наказания в виде лишения свободы за нетяжкие преступления.

Первый раз не сажать

Если примут третий пакет, человека, впервые совершившего нетяжкое преступление без отягчающих обстоятельств, нельзя будет приговорить к лишению свободы (такое положение добавляется в ст. 56 УК). Понятие нетяжкого преступления расширяется: это деяния, за которые лишают свободы на срок до трех лет, а не до двух, как прежде.

У судьи появляется важное право: понизить категорию преступления на менее тяжкую – на один уровень: например, особо тяжкие (от 10 лет) перевести в разряд тяжких (до 10 лет). В 2009 г. 45% приговоров к лишению свободы касалось преступлений средней и меньшей тяжести.

Категория влияет на многое, констатирует адвокат Леонид Альперович: срок наказания, тип исправительного учреждения, режим, сроки давности и возможность прекращать дела. Раньше судьи находились в жестких рамках категорий и нижних порогов наказаний; теперь у них будет гораздо больше возможностей для снисхождения.

Изменения коснутся самых распространенных статей – кражи (ст. 158) и мошенничества (ст. 159), продолжает Альперович: бизнесменов в основном и сажали за мошенничество – на сумму от 1 млн руб. (ст. 159 ч. 4), срок до 10 лет (тяжкое преступление). Теперь судья сможет перевести дело в разряд средней тяжести и, если будут основания, прекратить его или не приговаривать к реальному сроку.

Откупиться от тюрьмы

Воплощена идея министра юстиции Александра Коновалова: наказывать за экономические преступления не тюремным сроком, а штрафом. В случае уклонения от уплаты налогов (ст. 198–199) уголовной ответственности можно избежать, полностью возместив ущерб бюджету.

А если возместить ущерб пострадавшему и заплатить в пятикратном размере штраф, то уголовного наказания можно избежать за более чем половину из 40 экономических преступлений, входящих в главу 22 УК.

Это не коснется преступлений в составе организованной группы и с особо крупным ущербом (от 6 млн руб.), преступлений, связанных с отмыванием и сбытом имущества (ст. 174 и 175), фальсификацией реестра ценных бумаг (ст. 170.1), разглашением коммерческой тайны (ст. 183).

Первый зампред комитета по законодательству Госдумы Владимир Груздев и зампред Андрей Назаров пытались либерализовать несколько экономических статей поправками в закон о снятии нижних порогов наказания, но им пришлось отозвать поправки – в Кремле им объяснили, что готовится президентский законопроект.

Контрабанды не будет

Предлагается вообще ликвидировать ст. 188 Уголовного кодекса (контрабанда). Те товары, оборот которых запрещен (оружие, наркотики, яды и др.), предлагается вывести в отдельную статью 226.1. В пояснительной записке отмечается, что анализ применения ст. 188 показывает ее коррупциогенность, теперь контрабанда товаров, оборот которых в России не запрещен, станет административным правонарушением. В УК остается ст. 194 – уклонение от уплаты таможенных платежей.

В записке сказано, что против декриминализации товарной контрабанды выступает ФСБ. По словам человека из правоохранительных органов, ФСБ недовольна потому, что ей необходимо бороться с организованными международными группировками по ввозу опасных товаров, оборот которых не запрещен. Это же заявлял бывший советник председателя Конституционного суда Владимир Овчинский, который после критики еще не внесенного пакета был вынужден покинуть свой пост.

По словам адвоката и бывшего сотрудника Государственного таможенного комитета (ГТК) Марата Файзулина, ГТК еще в середине 1990-х гг. предлагал декриминализировать товарную контрабанду. По одному из дел, связанных с «Евросетью», обвинение по контрабанде телефонов предъявлено руководителю компании «Илед М» Алексею Широкову, Файзулин его адвокат. Декриминализация коснется его и многих бизнесменов, получивших за контрабанду несоразмерные сроки.

Единственный минус нового закона – должна быть предусмотрена ответственность за ввоз несертифицированных и опасных товаров: это более опасное преступление, чем уклонение от таможенных платежей, считает Файзулин. Алексей Поповичев из «Русбренда» опасается увеличения потока контрафакта.

Законопроект еще сырой, скорее всего, будет дорабатываться и вряд ли в окончательный вариант войдут все обсуждаемые статьи, говорит чиновник администрации. Он признает, что против уже выступают силовики. Помимо ФСБ проект раскритиковал в отзыве (есть у «Ведомостей») Конституционный суд: наделение судьи полномочиями на изменение категории преступления, по его мнению, не согласуется с логикой законодательства и нарушает принцип градации преступлений, на который опирается и уголовное, и уголовно-исполнительное, и оперативно-розыскное законодательство.

Сложнее всего поправки согласовать с правительством и Верховным судом, знает Назаров.

В Кремле готовы жестко отстаивать поправки, обещает сотрудник администрации.

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать