Статья опубликована в № 2814 от 21.03.2011 под заголовком: Удар по Ливии

Россия заняла в отношении Ливии двоякую позицию

Франция, США и их союзники начали военную операцию против Ливии по иракскому сценарию. Реакция России противоречива: операции она не помешала и тут же начала ее осуждать
Ошибка посла

В четверг Дмитрий Медведев уволил посла в Ливии Владимира Чамова. Он взял на себя обязательство представлять интересы Ливии в России, тогда как должен был делать прямо противоположное, объяснил причины отставки чиновник, близкий к МИДу.

В субботу Франция, Великобритания и США при поддержке Италии и Канады и с санкции Совета Безопасности ООН начали военную операцию против сил Муамара Каддафи. Операция «Одиссея-заря» началась с обстрела военных объектов французскими истребителями и ракетного удара с кораблей США.

За сутки удалось установить военно-морскую и воздушную блокаду Ливии, отчитался в эфире NBC адмирал Майкл Маллен, председатель объединенного комитета начальников штабов США.

Россия воздержалась

Россия, не раз критиковавшая международное вмешательство во внутренние дела других стран (осуждала бомбардировки НАТО Югославии в 1999 г. и операцию в Ираке в 2003 г.), в отношении Ливии заняла двоякую позицию. Москва присоединилась к первой резолюции Совбеза ООН – о санкциях к режиму Каддафи, но президент Дмитрий Медведев заявил о нежелательности военного вторжения. Резолюцию Совбеза № 1973, разрешившую использовать все необходимое, в том числе и силу, для защиты мирных граждан, Москва не поддержала, но и не ветировала.

С начала военной операции риторика Москвы ужесточается. В субботу МИД назвал резолюцию Совбеза поспешной. В воскресенье, когда стало известно о гибели мирных граждан, МИД призвал немедленно остановить военные действия.

Никаких разночтений нет, настаивает кремлевский чиновник: Россия осуждает происходящее в Ливии, поэтому поддержала санкции и не наложила вето на резолюцию № 1973, но считает военный способ разрешения конфликта неприемлемым. По мнению чиновника, недостаточно ясна ситуация в регионе, а также механизмы и параметры военного вмешательства.

Позиция России эволюционирует под влиянием общественного мнения, которое сводится к тому, что это не наша война, утверждает депутат Госдумы Сергей Марков. Партнеры России по БРИК и Германия заняли такую же позицию. Эту эволюцию можно заметить и по освещению событий в Ливии государственными каналами, считает Марков.

Сначала сообщения «Россия 24» были нейтральными, говорит депутат, сейчас звучат фразы типа «США и союзники занялись своим любимым делом – войной на чужой территории».

Россия понимает, что если Запад увязнет в этой войне, то она выиграет дважды: вырастут не только цены на нефть, но и авторитет России среди арабских государств, считает близкий к администрации президента человек.

Обычно Россия всегда выступала против вмешательства, ее решение по резолюции – свидетельство перемен, говорит главред журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов: политика России становится не прозападной, а менее глобальной, напоминает китайский подход – если что-то не касается нас напрямую, не обязательно вообще иметь позицию.

Уроки коалиции

Ядро коалиции составили Великобритания, Франция, США, Италия и Канада. О намерении принять в ней участие заявили Испания, ОАЭ, Катар и Турция. Решение об ударе принималось в субботу лидерами 22 стран в Париже в присутствии генсека ООН Пан Ги Муна. Это, учитывая резолюцию, легитимизирует операцию.

За 20 лет, прошедших с первой операции против Ирака, понятие национального суверенитета практически стерлось, умерла ялтинская система с ее неприкосновенностью границ и разделом сфер влияния, а главное – обеспечение безопасности страны и людей за счет вмешательства извне стало нормой, объясняет Николай Злобин из вашингтонского Института мировой безопасности, это теперь ответственность мирового сообщества. Более того, цена невмешательства в конфликт сейчас гораздо выше цены вмешательства, считает он, а отношение к операциям изменилось не из-за США, возглавлявших предыдущие акции, а из-за глобализации.

Международные силы сделали вывод из предыдущего опыта: получили добро ООН, чего не было в Югославии в 1999 г. и в Ираке в 2003 г., первым делом ударили по зенитным установкам, чтобы обеспечить безопасность авиации, а целью заявлено не свержение режима, а защита граждан; к тому же в случае Ливии на второй план отошли США, обращает внимание Злобин. Ливия для США – не ключевая страна в регионе и даже не поставщик энергоресурсов, они заняли нейтральную позицию, а активность Европы объясняется желанием завоевать влияние.

Ожидается, что операция и дальше будет развиваться в том же духе, что и агрессия против Югославии в 1999 г.: с ударами с воздуха по остаткам ВВС и ПВО Ливии, складам оружия, ГСМ, артиллерии и отрядам сухопутных сил, инфраструктуре, которую могут использовать войска, объектам, связанным с руководством Ливии, но без использования сухопутных сил, говорит источник в Минобороны России. Из-за слабости ПВО Ливии и практически полного отсутствия боеспособной авиации (на крыле у ливийцев было 30–40 устаревших самолетов) потери западных ВВС могут быть разве что случайными. Повстанцам будет оказана поддержка оружием, медикаментами и ГСМ из Египта, они будут снабжены средствами для связи с командованием коалиции. Все это может иметь успех: значение морального фактора в войнах в этом регионе весьма велико, и удары авиации могут оказать деморализующее воздействие на войска Каддафи.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать