Политика
Бесплатный
Максим Товкайло|Дмитрий Казьмин
Статья опубликована в № 2817 от 24.03.2011 под заголовком: Заказные дела

Игорь Артемьев объяснил, за что следует сажать чиновников в тюрьму

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) предлагает сажать в тюрьму чиновников и предпринимателей, сговорившихся при размещении госзаказа. Уголовные дела появятся уже в этом году

Первые уголовные процессы по картельным соглашениям в сфере госзакупок пообещал уже в этом году руководитель ФАС Игорь Артемьев. Заказчики затачивают под конкретные компании условия тендеров, ФАС считает это видом картельного сговора, объяснил он. «Уже есть ряд граждан, которые находятся под нашим и правоохранительным вниманием за такие действия в сфере госзакупок», – предупредил чиновников и предпринимателей Артемьев.

Сейчас чиновнику за нарушение процедуры размещения заказа грозит только административный штраф до 50 000 руб., говорит гендиректор Центра размещения госзаказа Александр Строганов. При госзакупках картельный сговор возможен, считает партнер «Нерр» Илья Рачков. По ст. 178 Уголовного кодекса участникам сговоров может грозить лишение свободы до шести лет или штраф до 1 млн руб. С осени 2009 г. ФАС может просить сотрудников МВД провести оперативно-розыскные мероприятия, например прослушать разговоры подозреваемых в картельном сговоре. В конце прошлого года служба рассказала о первом примере подобного сотрудничества: в картельном сговоре были заподозрены СУЭК, «Русский уголь» и «Стройсервис». Доказательства удалось получить благодаря прослушке телефонных разговоров, объяснял Артемьев.

Составление конкурсной документации под конкретного исполнителя – довольно частое явление, рассказывает начальник управления ФАС по контролю за госзакупками Михаил Евраев: наряду со сговором исполнителей это одна из главных причин несостоявшихся тендеров, когда заказ отдается почти по начальной цене. По данным Росстата, около 26% тендеров признаются несостоявшимися, отмечает он. Сейчас 95% документации фактически содержит указания на единственного поставщика, говорит Строганов: «Условно говоря, описывают конкретную табуретку – ее размер, из чего сделана, высоту ножек, а не какой должна быть мебель, чтобы на ней было удобно сидеть».

Один из последних примеров составления документации под конкретного заказчика – тендеры в Москве по покупке лекарств. Махинации в декабре 2010 г. раскрыл лично мэр Сергей Собянин: «Например, в октябре 2010 г. состоялось 46 торгов и в 39 случаях участвовала одна заявка». Собянин уволил директора ГУП «Столичные аптеки», которое выигрывало более половины аукционов в Москве на поставку лекарств. «Они слишком конкурентоспособны», – пошутил мэр.

По каждому случаю «заточки документации» уголовные дела не станут возбуждать, отмечает начальник аналитического управления ФАС Алексей Сушкевич, будет проводиться экспертиза. Например, при закупке автомобилей для «Скорой помощи» по нацпроекту «Здоровье» документация была составлена под продукцию ГАЗа, но выяснилось, что ремонтные мощности больниц адаптированы под эти машины, приводит он пример. Кроме того, нужны доказательства переговоров чиновника с поставщиками, поэтому к расследованию будут привлекаться правоохранительные органы, продолжает Сушкевич.

«Сейчас и так можно придраться почти к любым торгам, а если еще уголовным наказанием грозить можно будет, то это [уголовные дела] станет совместным бизнесом ФАС и МВД», – опасается федеральный чиновник, участвующий в процедуре размещения заказа своего ведомства. Коррупционные риски могут увеличиться в разы, согласен Строганов, ФАС уже имеет широкие полномочия по пересмотру итогов тендеров и наложению штрафов на членов конкурсных комиссий. Пока над заказчиками и исполнителями не нависнет уголовная угроза, ситуация в сфере госзаказа радикально не улучшится, считает руководитель Партнерства профессионалов госзаказа Екатерина Лезина, административные штрафы никого не пугают.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать