Политика
Бесплатный
Ольга Кувшинова| Евгения Письменная|Оксана Гавшина
Статья опубликована в № 2826 от 06.04.2011 под заголовком: Нефть не поможет

Российская экономика перестала зависеть от цены нефти

Нефть не будет дешеветь, решило Минэкономразвития и повысило прогноз средней цены на этот год до рекордных $105 за баррель. Но экономике это не поможет: прогноз ВВП не изменен

Минэкономразвития скорректировало прогноз основных макроэкономических параметров. Как сообщили «Ведомостям» три чиновника, знакомых с новыми проектировками, прогноз цены нефти увеличен на 30% – с $81 до $105 за баррель. Это, однако, не ускорит рост экономики: прогноз роста ВВП оставлен неизменным – 4,2%. Зато повышены темпы инфляции (7–7,5% против прежних 6–7%) и курс рубля (28,4 руб./$ против 31,3).

Нефть задержится выше отметки $100, согласны многие аналитики. В марте BNP Paribas и Barclays повысили свои прогнозы до $112, Goldman Sachs, JPMorgan и Credit Suisse – до $103–106,5, а Deutsche Bank – до $117,5 (для сорта Brent). Новый прогноз Минэкономразвития близок к рыночному консенсусу – $103 за баррель Brent, по данным Bloomberg. C начала года средняя цена на Brent составила $106,2, на российский сорт Urals – $103,2 (+37% к аналогичному периоду 2010 г.).

В 2000–2008 гг. нефть дорожала на 25–30% в год, экономика росла в среднем на 7%. Подорожание нефти на 10% ускоряет рост экономики России на 0,9 процентного пункта в течение 12 месяцев, ссылается на расчеты Всемирного банка Юлия Цепляева из BNP Paribas. Этот эффект постепенно снижается, отмечает она: при росте на 10% от $100 и от $20 отдача не может быть одинакова. «Но что эффект будет нулевым – совершенно невозможно», – удивлена она прогнозом Минэкономразвития. Ее прогноз – при повышении цены нефти с $85 до $112 в 2011 г. рост экономики России ускоряется с 4,2 до 5%.

Нефтяной сектор был главным драйвером экономики в 2000–2005 гг., когда инвесторы поняли, что никакие экономические катаклизмы (главный – дефолт 1998 г.) не приводят к переделу собственности, считает директор по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики Сергей Алексашенко. В 2005–2008 гг. драйвером стали неторгуемые секторы за счет притока дешевых денег.

«Это был рост за счет потребительского бума на фоне растущих цен на нефть, сейчас этот механизм сломался, а другого пока нет», – говорит главный экономист Сбербанка Ксения Юдаева. Профицит бюджета, счета текущих операций, рост госрасходов, притока капитала, кредитования подогревали потребление, а сейчас все попытки стимулировать его приводят к ускорению роста импорта и инфляции, заключает она: «И нет уверенности в завтрашнем дне – нефть не помогает улучшению ожиданий, как раньше».

Росту за счет инвестиций тоже неоткуда взяться, добавляет главный экономист ФК «Открытие» Владимир Тихомиров. Для инвестиций в нефтянку нужны долгосрочные контракты, а их инвесторы подписывать не торопятся – сохраняется неуверенность в темпах роста мировой экономики, повышение ставок мировыми центробанками приведет к повышению стоимости денег и сокращению спроса.

«Вслед за нефтью растут цены подрядчиков и налоговая нагрузка. На налоги уходит почти все. Поэтому существенно выиграть [от роста цен] не получится», – жалуется сотрудник одного из крупнейших нефтяных холдингов. Оптимальная цена – $80–95 за баррель, считает он: выигрыша от более высоких цен нет.

Когда пропала зависимость роста от цены нефти, выход – копить резервный фонд, а на экономику это не влияет, говорит Тихомиров. При $105 за баррель бюджет получит 1,7 трлн руб. дополнительных доходов, подсчитал он по методике Минфина.

Перед выборами правительство может нарушить свое обязательство не тратить эти деньги (нефтегазовые доходы), выразил вчера беспокойство министр финансов Алексей Кудрин, а это отразится на инфляции. «Достигнув одних – социальных – целей, не достигнем более фундаментальных: при высокой инфляции доверие теряется на годы вперед. Отступление [от обязательств] один раз, на время, создает недоверие надолго», – сказал он. Для привлечения инвестиций нужны эффективные институты и доверие к политике – тоже институт, отметил он.

Новым источником роста могут быть инвестиции, а для них нужны структурные реформы: стремление первых лиц государства улучшить инвестиционный климат продиктовано насущной необходимостью, а не желанием быть хорошими, уверен Тихомиров.

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать