Политика
Бесплатный
Юлия Таратута

У Путина и Медведева проблемы со временем

Про премьера Путина известно, что он часто опаздывает. Кто осудит? У премьера всегда много дел государственной важности. Опоздание — это фирменный знак, его уже перенимают самые сметливые из подчиненных, маринуя статусных гостей в приемных. Ведь опоздание - еще один атрибут власти. Любой посетитель, поставленный в режим ожидания, теряет волю к победе.

На днях президент вновь сказал, что готов баллотироваться в президенты. Казалось бы, зачем повторять в сотый раз? Но президент Медведев добавил — решение будет принято в короткой перспективе, до выборов остается меньше года.

В Кремле явно торопились. Интервью готовилось к китайскому визиту и телевизионная картинка с заявлениями Медведева вышла на день позже, чем новость информагентств о намерениях главы государства. Дружба дружбой, а Белый дом сообщение застало как будто врасплох. Сам президент лишь усугубил подозрения в полной самостоятельности, уточнив, что у них с премьером Путиным разные взгляды на будущее.

Самостоятельные, нетандемные решения были и раньше — взять хоть Химки или реакцию на Ливию. Но нынешнее сообщение президента, кажется, о том, что он не хочет терять времени. А время, как говорят, - главное препятствие для президента Медведева. Второй срок — не первый, напоминают оппоненты. Сейчас в тандеме разница стилевая, но что будет дальше, когда президент, избранный повторно, обретет желаемую, а не символическую легитимность? Тем, у кого сила, довольно и нынешнего градуса общественной вольницы. Чего стоит демонизированная мысль о возмездии! Сама система скроена так, что опасаться нечего, парируют сторонники. Но у страха, как известно, глаза велики.

Время — аргумент и для премьера. Сколько можно тратить его не на себя? В эту щелку сомнения, кажется, и хочет попасть президент, сообщая, что готов мотыжить и дальше. Отстаивать право на труд в общем не зазорно.

Нынешнее объявление — фальстарт, может, не полноценный скандал, но трение. Премьер уже дал понять, что не слишком доволен преждевременным забегом. В ожидании перемен, мотивировал он, подчиненные отобьются от рук, перестанут работать. На самом деле, он, вероятно, хотел сказать, что не надо вообще пугать подчиненных переменами.

Но у президента просто не осталось времени. Ведь это время, за которое может уйти азарт.

Оттого, очевидно, он и повышает ставку до такой степени, чтобы от нее уже нельзя было отказаться. Быть может, президент хочет определенности из-за собственного графика. В мае у него много символических событий — годовщина инаугурации, встреча с президентом супердержавы. А может, просто не хочет сидеть до зари в приемной? Ведь так можно и пропустить рассвет.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать