Президенту надо не в оппозицию, а в Народный фронт

На кремлевском сайте, в разделе для детей, появилась рубрика “Оппозиция”. Как и другие вредные советы, ее сочинил детский писатель Григорий Остер. Гражданам школьного возраста объясняется, что взрослые из здоровых демократических государств называют оппозицией тех, кто не согласен с государственной политикой. А несогласные, в свою очередь, государственной власти работать не мешают, а, наоборот, помогают.

Взрослые выборы в России, очевидно, проходят в два этапа. Сейчас первый - выборы оппозиции. Выборы оппозиции проходят так же, как прочие выборы. Оппозицией нельзя стать просто так. Она должна быть согласованной и невредной.

В Кремле и не скрывали, что Алексей Навальный и партия народной свободы со своими антикоррупционными изысками вызывает аллергию. Не то чтобы «Правое дело» - это наш симметричный ответ несистемным докладам про «казнокрадов». Но что-то подобное держалось в уме, когда готовился предвыборный сценарий. Народный фронт избавит «Единую Россию» от обидных ярлыков, а «Правое дело» вытеснит на политическую обочину всех тех, кто эти ярлыки придумывает.

По слухам, в правую партию пробовали Дмитрия Рогозина. Это была бы уже не партия выше среднего класса, но правые ведь могут быть и просто патриотичными буржуа. На роль оппозиционера Рогозина не утвердили, он уступил место бизнесмену Михаилу Прохорову. Теперь всем хорошо - Прохорову интересно, действующим политикам комфортно, как за рулем «Ё-мобиля».

От перемены мест слагаемых сумма не меняется, поэтому Рогозина все чаще прочат в члены Народного фронта. Он перерегистрировал Конгресс национальных общин, сообщив об этом одновременно с первыми фронтовыми сводками. Национализм, пусть и просвещенный, очевидно должен быть мейнстримом, а не ролью второго плана.

В этом сезоне Рогозин оказался крайне востребованным политиком. Его приглашали и к «левым». Но планы изменились. Эсеры стали обузой, опасностью единороссов, а не коммунистов. А зачем оплачивать собственный провал, рассудили думские политтехнологи. Миронова прогоняли из верхней палаты жестко - со свистом и улюлюканием. Фронда среди «своих» попахивает беспределом, дал понять лидер единороссов. Не Миронову определять размер несогласия, есть люди и поважнее, и у них тоже партия. На выборах оппозиции эсеры провалились.

Руководителей в стране двое. И по закону сериалов о партнерах-полицейских они вынуждены быть как минимум стилистическими антагонистами. Медведев может строить предвыборную кампанию, лишь отстраиваясь от Путина. Не может же он и правда быть тенью партнера.

С виду и партнер не оставляет тебе выбора. Пресс-секретарь премьера прямо объясняет про Народный фронт: все объединяются вокруг Путина. Когда Путин сказал, что Медведев знает о фронте и не против, Медведев огрызнулся: очень даже против, нельзя отдавать власть в стране одному человеку, что же делать второму.

Члены тандема, кажется, способны теперь поговорить друг с другом только в присутствии толпы, на достойном расстоянии, микрофон телеэфира - нынешний вариант «вертушки». На пресс-конференции президент много чему «не лайкнул». Модернизация должна проходить быстро, а не медленно. Миронова пришлось уволить хотя бы потому, что иначе голос «Единой России» звучал бы тоньше писка, Ходорковский общественно не опасен, а полномочия смены правительства, вскользь отметил Медведев, у него никто не отбирал.

Проблема в том, что, отстраиваясь, можно и похоронить себя под лесами - хоть и Химкинскими. В запале борьбы за самостоятельность начинает казаться, что рейтинг в тандеме - твой личный рейтинг. И ты можешь обойтись сам, без друга и наставника. Медведев, кажется, помнит, что и оппонентов у нас назначают - не зря же в каждом абзаце пресс-конференции, соблюдая процедуру, присягает на верность тандему.

Но ясно одно: теперь ему надо как-то выкручиваться - как и Рогозину, президенту в России надо не в оппозицию, а в Народный фронт. Пока же он упорно перебегает дорогу на красный свет.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать