Нужна ли российскому праву английская прививка?

Дискуссия о возможности или необходимости включения институтов английского договорного и корпоративного права в российскую правовую систему, развернувшаяся в последнее время в профессиональной юридической среде, возникла не случайно. Английское право достаточно популярно у российских и иностранных компаний при заключении корпоративных сделок, создании совместных предприятий, осуществлении частных инвестиций и пр. И вызвано это прежде всего тем, что российская правовая система не предоставляет предпринимателям необходимый набор юридических институтов для реализации их коммерческих договоренностей. За примером далеко ходить не надо - конфликт между ААР (консорциум «Альфа» - Access - «Ренова») и британской BP, двух партнеров в ТНК-ВР, показал, что у нас торжествуют английское право и шведское правосудие.

Тем не менее говорить серьезно о переносе англосаксонской системы права в Россию не только бессмысленно, но и глупо. Это абсолютно разные правовые системы, разные правовые обычаи и культуры. В конце концов, разные системы правосудия.

Впрочем, российское право может и должно быть дополнено такими возможностями, чтобы отечественные компании могли совершать корпоративные сделки, слияния и поглощения по российскому праву без использования невнятных квазиправовых институтов, всяких там «понятиек» и пр. Термин «понятийка», широко используемый в российской бизнес-среде, как раз и возник из-за невозможности оформить отношения по праву. Если ликвидировать этот пробел, то суды смогут принимать договоренности к рассмотрению и выносить по ним решения в России, а не в Стокгольме. Но для этого вовсе не надо заимствовать институты английского права и искусственно внедрять их в российское законодательство, надо лишь расширить договорные возможности сторон.

Простой пример. Когда в магазине мы покупаем холодильник, нам выдают гарантию, по которой мы можем его отремонтировать, заменить, вернуть деньги, если в ходе эксплуатации обнаружатся недостатки, о которых мы не знали на момент покупки и о которых нам не сказал продавец. И для этого нам не нужно английское право и шведский арбитраж. Когда же мы покупаем акции (доли) российской компании по российскому праву, продавец нам никаких гарантий давать не обязан в силу закона и несет ответственность только за качество самих акций, но никак не за качество покупаемого бизнеса, предприятия. А по английскому праву он может не только дать такую гарантию, но и несет полную ответственность за бизнес, который он продал, если он что-то не сказал или утаил. Закрепить такую ответственность продавца законодательно в российском праве ничто не мешает, и никакое английское право здесь ни при чем. Просто это надо сделать.

На юридическом форуме в Санкт-Петербурге одним из участников была высказана мысль, что можно и у нас попробовать установить договорную гарантию продавца акций в отношении бизнеса и что суды к этому могут отнестись с пониманием. А могут ведь и без понимания. А сделка, извините, не на один миллион евро. Хотите попробовать? Удачи.

Дело в том, что в английском праве договоренность сторон и есть закон, а в российском праве закон - это только то, что закон. Ну так и закрепите такую гарантию продавца за проданный бизнес в том же Гражданском кодексе, и не надо перенимать англосаксонскую систему права.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать