Только неординарный человек мог рискнуть пойти в губернаторы Тверской области

«В мясе черви»... По неподтвержденному историей апокрифу, эта фраза стала спусковым крючком к восстанию на «Потемкине». Фраза «Вместе с говядиной подают салат с живыми дождевыми червями» в твиттере тверского губернатора Дмитрия Зеленина в ноябре 2010 г. породила пророчества об его отставке, которая состоялась спустя полгода.

По факту – мясо на броненосце действительно было протухшим, и восстание было реальным. Был ли дождевой червь в кремлевской тарелке? Не знаю, не видел. Но представить себе, что Дмитрий Вадимович все это «подстроил», у меня фантазии не хватает. Конечно, даже из-за червивого мяса бунт поднимать по воинскому уставу не следует. Конечно, на дипломатическом приеме по этикету лучше всего тихо отодвинуть тарелку или попросить официанта заменить этот деликатес на обычный бифштекс без экзотической добавки. Но черви в мясе с камбуза броненосца или с кремлевской кухни – это такой запредел, что нормальная человеческая натура не может не восстать, ломая рамки «поведения как надо».

Не «кремлевский червяк» стал причиной отставки губернатора Зеленина – это разве что повод, хотя и вписавший имя его устроителя в историю «казусов российской власти». История его хождения во власть куда сложнее. Успешный, даже очень успешный в частном бизнесе менеджер приходит руководить консервативным регионом – опыт очень нечастый в современной российской истории. Можно вспомнить лишь Александра Хлопонина (с Романом Абрамовичем на Чукотке позвольте параллель не проводить).

Сравнивать Тверскую область с Красноярским краем по экономическому потенциалу бессмысленно. Сравним другое: секрет успеха Хлопонина, не повторенный Зелениным, основан на двух отличиях. Тоже вроде бы «варяг», он еще до прихода в губернаторское кресло создал «местную историю успеха» - пять лет руководства «Норильским никелем» и полтора года губернаторства в Таймырском автономном округе. Второе отличие – в природе местного населения. За Уральским хребтом живет тот же русский человек, но у него и социальная мобильность повыше: он сам или его предки по своей воле или под принуждением вырвались из патерналистско-консервативной среды европейской России и были вынуждены строить судьбу «с нуля». А потому он еще и более независимый от власти и рассматривает ее по конкретным делам, а не из-за того, что она от царя поставлена мужиками руководить и все за них решать. Именно это дало Хлопонину возможность выстроить союзы в местной элите, а его начинания были подхвачены. Степень успеха этих начинаний не мне оценивать. Их уже оценили тем, что поставили красноярского губернатора наместником над целым округом – вне самого сомнения, самым сложным в России по всем параметрам, в том числе и по специфике населения.

Так, как у Хлопонина, в Твери не получилось. «История успеха» Зеленина создавалась не в Твери. А бизнес-менеджмент «варяга» пришелся не ко двору местной консервативной элите. Для нее важнее оказался страх перед переменами, неизбежными при таком стиле управления, а не возможности, которые он открывал. Да и возможности эти сулили не быстрое обогащение, а кропотливую многолетнюю работу с плохо предсказуемым результатом. В том, что отношения «не слепились», редко бывает виновата только одна сторона. Возможно, часть претензий по этому поводу можно адресовать и «зеленинской команде». Но один вывод можно сделать точно: тяжко с современным менеджерским подходом в консервативном и небогатом российском регионе. Вспомним отзыв депутата-коммуниста Кировского законодательного собрания о недавно ушедшей с поста вице-губернатора Кировской области Марии Гайдар: мол, подходы, конечно, не те, но порядок со средствами на лекарства навела. Вспомним, что за попытку навести порядок с лесным хозяйством в той же области «шьют дело» Алексею Навальному. Все это – только частные «выходы на поверхность» попыток менеджерского подхода разворошить провинциальный междусобойчик: «Денег мало, но что есть – мы распилим».

Но Никита Белых имеет по крайней мере одно преимущество – он «экспериментальный губернатор», призванный из оппозиции, от него не требуют «плана по валу» голосов за «Единую Россию». А вот Дмитрию Зеленину сорокапроцентный результат «партии власти» в области ставят в вину, во всяком случае, комментаторы его отставки. В партии его увольнение называют «логичным», как, впрочем, не менее «логичным» партийным бюрократам всегда кажется пребывание у власти любого губернатора, пока центр его не снимет. Реальные результаты деятельности в такой логике – скорее, помеха. Мне лично логичным кажется, что в депрессивной области у власти популярность ниже среднего уровня по стране, равно как и то, что среди приоритетов губернатора не значится исправление этого результата любой ценой.

«Зеленинский эксперимент» в Тверской области завершен. Смог ли он за годы своего правления что-то «сдвинуть» в основах тверского хозяйства или менталитете тверичей, мы узнаем только спустя годы. А если смог, его заслугами воспользуются преемники на посту тверского губернатора и вряд ли скажут спасибо предшественнику – такой повадки у нашей политической элиты как не было, так и нет. А карьера Дмитрия Вадимовича, несомненно, продолжится: не знаю, в политике, бизнесе, общественной деятельности, в «партии власти» или «Правом деле», куда его поспешили пригласить. Только неординарный человек мог рискнуть пойти в губернаторы такой области, как Тверская. Эта неординарность поведет его по жизни и дальше.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать