Политика
Бесплатный
Иван Бегтин

Прозрачность госзакупок в России не означает достоверности публикуемой информации

Популярность дискуссий вокруг государственных закупок и законодательства в этой области растет с каждым днем, и главный вопрос при этом - куда идут наши деньги? В этих обсуждениях есть несомненная польза - граждане хотят добиться от государственных структур подотчетности и реальной, а не декларируемой прозрачности. Однако, по моим наблюдениям, их желания и интерес почти всегда бессистемны. Почему? Да потому, что одна из главных составляющих прозрачности власти во всем мире —  открытые данные — тема, в России слабо понимаемая, недостаточно освещенная как в СМИ, так и в экспертных сообществах и тщательно избегаемая государственными людьми, за редким исключением.

А ведь именно открытые данные (под открытыми данными я понимаю базы данных, доступные для скачивания и анализа, не закрытые специальными интерфейсами и пригодные для машинной обработки) – самый эффективный инструмент для того, чтобы понять, насколько ответственно те или иные органы власти исполняют свои обязанности, достоверна ли раскрываемая ими информация и как гражданское общество может участвовать в процессах контроля над деятельностью отдельных госструктур.

В мире уже десятки, если не сотни проектов по открытым данным. На государственном уровне они есть, например, в США (Data.gov), Великобритании (Data.gov.uk) и еще в десятке стран, причем во многих даже на региональном и местных уровнях. Зачем они нужны? Приведу конкретные примеры.

После создания порталов Data.gov и USASpending.gov, где правительство США раскрывает данные о государственных контрактах,  некоммерческая организация Sunlight Foundation провела масштабное исследование, сопоставив выделенные органам власти бюджетных ресурсов и суммы, за которые те отчитались. Этот проект называется ClearSpending, и его можно найти у них на сайте - http://sunlightfoundation.com/clearspending. Первые результаты анализа были опубликованы в 2010 г., и они показали, что отчетность по $1,28 трлн долларов была недостаточной, несвоевременной и неполной. Иными словами, американские госструктуры либо вообще не отчитывались по многим своим расходам, либо отчитывались частично, либо предоставляли сомнительную информацию.

В схожем европейском проекте “Where Does our money go?” (http://wheredoesmymoneygo.org), созданном некоммерческий организацией Open Knowledge Foundation, уже несколько лет идет систематизация всех госрасходов, которая охватывает бюджеты, бюджетные обязательства и предоставляемые за счет госденег контракты и гранты. Источник информации — все те же  открытые данные, публикуемые европейскими странами и прежде всего Великобританией. Создатели проекта приводят информацию к единому формату, проверяют достоверность сведений — то есть своими силами обеспечивают возможность вертикального анализа данных, начиная с планов о выделении средств и бюджетов и заканчивая конкретными расходами на конкретных поставщиков.

В России же ситуация с раскрытием информации о государственных расходах неоднозначная. С одной стороны, у нас очень высокий уровень прозрачности. Это не шутка - прозрачность в области госзаказа у нас превышает прозрачность во многих, в том числе развитых, странах. Данные раскрываются с 2006 г. на официальном сайте госзакупок и в реестрах контрактов. А с 1 января 2011 г. начал работу единый для всех госструктур сайт (zakupki.gov.ru), где теперь собраны все закупки и контракты всех уровней власти - государственной и муниципальной. Прецедентов создания систем такой сложности в мире практически нет.

С другой - создание информационных систем по госзаказу не сопровождалось созданием систем анализа информации в этих системах, проверкой ее достоверности, сопоставлением данных из разных источников и формирование объективной картины того, что происходит. В результате всплывали истории с «латиницей в госзакупках» (подробнее — здесь), некорректными реквизитами поставщиков в реестре, недобросовестными контрагентами и многое другое.

Первая проблема уже решена: в прошлом году Институт современного развития запустил проект «РосГосЗатраты» - российский аналог американского USASpending.gov с той лишь разницей, что наш проект — негосударственный. Результаты анализа информации за 2007 — 2010 гг. уже ни для кого не новость. Удивительно другое: качество данных за 2011 г., которые мы начали обрабатывать, нисколько не улучшилось. И это еще мягко сказано. Помимо латиницы в извещениях госзаказчики начали использовать другие трюки – разделение букв в словах пробелами, использование названий заказов без ключевых слов. В реестре контрактов нашлось более 23 000 записей об организациях с ошибками в их реквизитах – кодах, ИНН и КПП (это более 1% всех реестровых записей). В огромном числе случаев коды классификации предметов контрактов указаны неверно, сами предметы контрактов указаны без детализации.

Что еще? Существует множество примеров когда продукция, например, медицинские товары, классифицируется как «Строительные работы», когда единицей измерения при закупках бензина является «тесла» или «квартира», когда не указывается название организации, выигравшей торги. Безусловно, это только верхушка айсберга: проблем с достоверностью информации слишком много (подробнее – здесь). Несомненно одно - до тех пор, пока достоверность информации о государственном заказе не станет приоритетом Федеральной контрактной системы, ее качество и полнота в лучшем случае останутся на нынешнем уровне. Но тогда что нас ждет, если на основании именно таких недостоверных данных высокопоставленные чиновники будут принимать государственные решения? И как им верить, если свои решения они затем будут также подкреплять недостоверными данными?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать