Политика
Бесплатный
Дмитрий Дмитриенко

Суд заочно арестовал экс-министра финансов Подмосковья

Дело Алексея Кузнецова - самое крупное по объему вменяемых чиновникам хищений в России
ИТАР-ТАСС

Басманный суд Москвы заочно арестовал экс-министра финансов Подмосковья Алексея Кузнецова, подозреваемого в мошенничестве и отмывании денег, сообщил в четверг представитель Следственного комитета России Владимир Маркин. «По ходатайству следствия в отношении бывшего министра финансов Московской области Алексея Кузнецова заочно избрана мера пресечения в виде заключения под стражу», — сказал он (цитата по "РИА Новости").

Это самое крупное по объему вменяемых хищений дело о коррупции чиновников в России: речь идет о хищении 27 млрд руб. бюджетных средств через учрежденную подмосковным правительством Московскую областную инвестиционную трастовую компанию (МОИТК), «дочку» МОИТК — Ипотечную корпорацию Московской области (ИКМО) и «дочку» ИКМО — Московское областное ипотечное агентство (МОИА).

Хищения привели Московскую область в конце 2008 г. на грань дефолта, и правительство области даже на некоторое время добилось судебного ареста облигаций МОИА, которые оно должно было погашать. Арест затем был снят, что позволило расплатиться сначала с Goldman Sachs, а потом и с большинством других держателей этих бумаг. Среди пострадавших от этого замораживания облигаций оказался Газпромбанк.

Дело против Кузнецова, работавшего министром финансов Подмосковья в 2000-2008 гг., его жены Жанны Буллок , его бывшего первого заместителя Валерия Носова и бывшего гендиректора компании «Ригрупп» Дмитрия Котляренко Следственный комитет при МВД возбудил в феврале 2010 г. Кузнецов, Буллок и Котляренко были заочно обвинены и объявлены в федеральный розыск, Носов заключен под стражу. Котляренко задерживали на Кипре по запросу Генпрокуратуры, но вопрос о его выдаче так и не решен кипрским судом. В октябре 2010 г. дело к производству приняло Главное следственное управление Следственного комитета при прокуратуре.

Основным методом хищения стала выдача МОИТК кредитов из средств Московской области, полученных в том числе от размещения облигаций МОИА, компаниям, подконтрольным Буллок и Котляренко, с их последующим выводом на зарубежные офшоры, поясняет сотрудник МВД. Практиковались и другие методы, в числе которых выдача, как подозревает следствие, фиктивных кредитов муниципальным учреждениям под гарантии областного бюджета и выплата этих гарантий подконтрольным Кузнецову и его жене структурам после переуступки муниципалитетами прав по долгам этим структурам, хищения при завышении смет на объекты, строительство которых финансировалось МОИТК.

Предлагаем читателям vedomosti.ru фрагмент первого после побега из России интервью Кузнецова.

— Как вы познакомились с Громовым?

— Когда он пришел руководить областью, регион был фактически банкротом. Узнав об этом, мы подготовили программу по выводу области из дефолта (Кузнецов тогда возглавлял компанию «Русское инвестиционное общество», занимавшуюся реструктуризацией долгов. — «Ведомости»). Курировавший тогда экономику и финансы зампред [областного правительства] Михаил Бабич пригласил меня на Старую площадь, где и познакомил с Борисом Громовым. Громов предложил реализовать программу в составе правительства, т. е. стать министром финансов. Через три года назначили заместителем председателя правительства по экономике и финансам.

— Какие задачи были поставлены перед вами?

— Задачи мы ставили сами себе — вывести область из дефолта, ведь счета были арестованы, денег на зарплаты нет, дефицит бюджета в $150 млн при бюджете в $300 млн.

— Почему тогда область пришла к состоянию дефолта?

— В 1997 г. область выпустила краткосрочные облигации и не смогла их погасить. Реально она попала в дефолт, потому что было много зачетов: например, никто не платил налоги и все пытались получить госзаказ на те платежи, которые он должен сделать в бюджет.

Ведомости, 17.11.2009, №217 (2487)

Читать далее

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать