Политика
Бесплатный
Дмитрий Казьмин
Статья опубликована в № 2922 от 23.08.2011 под заголовком: Кодификация родственников

Кремль предлагает расширить списки аффилированных лиц

Кремль собирается серьезно расширить перечень аффилированных лиц: определение появится в новой редакции Гражданского кодекса. Госкомпании не будут считаться связанными между собой, зато родственники становятся аффилированными лицами. У миноритарных акционеров появятся дополнительные возможности для защиты своих прав при поглощениях
Fotolia / PhotoXPress

Новая статья об аффилированных лицах (55.4) включена в проект изменений в первую и вторую части Гражданского кодекса, подготовленный Государственно-правовым управлением (ГПУ) администрации президента. Документ (копия есть у «Ведомостей») составлен из двух проектов: поправок, разработанных президентским советом по кодификации, и предложений Минэкономразвития, выступавшего против многих инициатив кремлевских юристов.

По данным Минэкономразвития, сейчас термин «аффилированные лица» используется в 33 законах, но определен в законе о защите конкуренции (единственная действующая статья этого акта, принятого в начале 90-х гг.). Если предложения ГПУ будут одобрены, то ориентиром для судов станет определение из Гражданского кодекса.

ГПУ хочет разделить аффилированных лиц на два типа (см. врез). Сейчас аффилированными считаются в основном лица, непосредственно связанные с компанией, – акционеры или участники ООО с долей свыше 20%. В проекте к их числу добавляются близкие родственники акционеров и менеджеров и даже временно работающих с организацией людей, например аудиторов. Также определено понятие контроля над компанией – доля свыше 50% (сейчас есть в законе о рынке ценных бумаг), если не доказано иное, например, возможность влиять на решение через третьих лиц или на основании акционерного соглашения.

Проект ГПУ устраняет пробел, касающийся аффилированных физических лиц, замечает партнер «Нерр» Илья Рачков: сейчас ими считаются только родственники индивидуального предпринимателя, просто родственная связь в расчет не идет. Суды не признают аффилированными родственников, купивших по 20% компании и не предложивших другим акционерам продать их доли, рассказывает он, в итоге другие совладельцы компании лишаются возможности оспорить поглощение или потребовать компенсации убытков. Мажоритарный акционер с долей 85% может выкупить по низкой цене контролируемое им ООО, которое владеет еще 11% акций, и по этой нерыночной цене осуществляет принудительный выкуп акций у независимых миноритариев, приводит другой пример директор по корпоративному управлению Prosperity Capital Денис Спирин.

В проекте кодификаторов статьи об аффилированных лицах не было. Получившаяся у ГПУ редакция во многом повторяет определение, предложенное Минэкономразвития, говорит партнер адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрий Степанов. Похожие изменения предлагает и ФСФР – проект поправок в закон об акционерных обществах служба опубликовала на прошлой неделе.

Благодаря поправкам будет проще возложить субсидиарную ответственность и оспаривать сделки в делах о банкротстве, считает арбитражный управляющий Евгений Семченко: «Они позволят добираться до непосредственных бенефициаров обанкротившихся компаний». Но многое будет зависеть от судебной практики, подчеркивает Семченко.

Вводить формальные критерии аффилированности не нужно, просто у суда должна быть возможность признать сделку недействительной, если, например, гендиректор провел ее в ущерб интересам компаний, считает замруководителя аппарата Высшего арбитражного суда Андрей Егоров. В законе нельзя предусмотреть всех нюансов, например, актив может быть дешево продан не родственнику, а университетскому приятелю, продолжает Егоров: с другой стороны, сделка с родственником может быть рыночной. Такой подход принят во многих европейских странах на уровне судебной практики, рассказывает Егоров. Нормы действуют уже много лет и суды давно могли расширить их толкование, замечает Спирин.

Ситуация, когда суд может пересмотреть любую сделку, создает слишком большие риски для бизнеса, ему нужны четкие критерии, считает замдиректора департамента инновационного развития и корпоративного управления Минэкономразвития Дмитрий Скрипичников. Перечень аффилированных лиц нужно расширить, чтобы сместить акцент в защите прав с признания сделок недействительными в сторону привлечения к имущественной ответственности конкретных людей, объясняет он.

Касаются поправки и госкомпаний. ГПУ предлагает не считать аффилированными юрлиц, находящихся под контролем государства, региональных или муниципальных властей. Сейчас этот вопрос не урегулирован. Судебная практика неоднозначная, но есть решения, признающие аффилированность через общий контроль государства, замечает Рачков.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать