Политика
Бесплатный
Екатерина Кравченко
Статья опубликована в № 2922 от 23.08.2011 под заголовком: «Ваш успех в экономике – это и наш успех», - Майкл Бэр, лорд-мэр Сити Лондона

Майкл Бэр: «Москва – замечательный город, но его надо менять»

Майкл Бэр о проблемах Лондона и Великобритании и о том, чего не хватает Москве, чтобы стать городом мирового уровня и крупным финансовым центром
А.Махонин
1974

инженер в Hawkins & Osborne (ЮАР), с 1978 г. – инженер в Sir Frederick Snow & Partners

1982

стал менеджером по международному бизнес-развитию компании Balfour Beatty

1991

генеральный директор Spitalfields Development Group

2003

директор инвестфонда Hammerson (Великобритания)

2007

шериф лондонского Сити

2010

лорд-мэр лондонского Сити

Любимый проект Майкла Бэра

Майкл Бэр – один из главных борцов за реконструкцию знаменитого блошиного рынка Спиталфилдс, расположенного на территории Сити. Рынок был построен в XIII в. Там продавалось все, начиная от редких виниловых пластинок до антикварной мебели. Рынок несколько раз переезжал, его хотели закрыть, последняя реставрация основного здания и прилегающих исторических улиц длилась 18 лет. «Это мой самый любимый проект, который сопровождался ожесточенными баталиями, но итог говорит сам за себя», – делится Бэр. В 2005 г. Cпиталфилдс был открыт снова и с тех пор превратился в одно из наиболее популярных туристических районов Лондона: там располагаются специально отобранные рестораны и магазины и действует специальная программа развлекательных мероприятий.

Лондон Сити

– одна из крупнейших мировых финансовых площадок: капитализация торгующихся на LSE национальных компаний составляет $1,9 трлн, иностранных – $2 трлн. Ежедневно в Лондоне проводится $3,9 трлн валютообменных операций и $2,1 трлн cделок на внебиржевом рынке. Bank for International Settlements

Майкл Бэр – 683-й лорд-мэр лондонского Сити. Должность была введена в 1189 г.: он избирается ежегодно из числа cтарейшин города, его главая задача – поддержка и продвижение бизнеса Сити и корпорации City of London в стране и за рубежом. За год лорд-мэру предстоит посетить более 22 стран и произнести более 800 речей. Сити имеет особый статус – это церемониальное графство Великобритании, имеет собственную полицию и правительство, а монарх может въезжать на его территорию только с разрешения лорд-мэра. Сити стал крупнейшим финансовым центром Британской империи и мира еще в XIX в. Лорд-мэра часто путают с мэром Лондона Борисом Джонсоном. Половина времени уходит на то, чтобы объяснить, что мы разные люди, смеется Бэр. «У мэра Бориса Джонсона свой фронт работы, – рассказывает он, – транспорт, экономическое развитие, вопросы гражданской безопасности, подготовка к Олимпийским играм и забота об окружающей среде – это политические и очень ответственные задачи, а я управляю Сити, который создает 10% ВВП страны и приносит 54 млрд фунтов налогов». Недавно Бэр приезжал в Москву. Одной из целей его визита было участие в рабочей группе по созданию международного финансового центра (МФЦ) под руководством Александра Волошина. «У Москвы есть все ингредиенты, чтобы стать очень успешным международным финансовым центром, – говорит Бэр. – Но это требует очень четкой стратегии и планирования. В результате сессии с Александром Волошиным мы решили создать «дорожную карту» – стратегический план – по созданию МФЦ».

– Одной из целей вашего визита в Москву было участие в рабочей группе по созданию международного финансового центра под руководством Александра Волошина. Вы вели крупные инфраструктурные проекты по всему миру и теперь впервые очутились в России. Как вам Москва?

– Хорошая погода, хороший вид из окна... (смеется). Я рад побывать в России. И знаете, я к тому же однофамилец российского президента. Но у Москвы явно очень большие проблемы с трафиком – это я говорю как профессиональный инженер, который делал много проектов по перепланировке и дорожному устройству во многих городах. Москве надо как-то убрать машины, припаркованные у обочин, на стоянки и освободить больше места для пешеходов. Конечно, эти все проблемы связаны с планировкой города, и этим надо заниматься.

– Что самое главное и сложное требуется сделать Москве, чтобы претендовать на лавры международного финансового центра?

– Сложностей много. У Москвы есть все ингредиенты, чтобы стать очень успешным международным финансовым центром, но это требует четкой стратегии и планирования. В результате сессии с Александром Волошиным мы решили создать «дорожную карту» по созданию МФЦ: будут созданы рабочие группы по всем дисциплинам, которые требуются для создания центра, и будут привлечены эксперты.

– Получается, инфраструктура – это главная проблема Москвы в реализации амбиции международного центра?

– Физическая инфраструктура – конечно. Но это еще вопрос дисциплины и главное – ресурсов капитала, которые потребуется потратить. Люди, которые контролируют бюджет, должны понимать, что это приоритет. Согласно стратегическому плану развития России стране требуется направить на инвестиции в инфраструктуру $1 млрд в ближайшие 10 лет, и эти вложения надо сделать. В бюджете Великобритании заложена в пять раз меньшая сумма – 200 млн, и это только на поддержку инфраструктуры. Вообще говоря, поддержка и развитие инфраструктуры – это одна из первостепенных задач для любого правительства.

– А с чего Москве нужно начинать строить МФЦ?

– Сначала нужно разработать генеральный план. Сразу видно, что Москве нужно модернизировать аэропорты и скоординировать работу разных видов общественного транспорта. Меня удивило, что станция метро – в одном месте, автобусная – в другом. Конечно, систему городского транспорта нужно тщательно изучать, я просто делюсь впечатлениями наблюдателя. Но большинство решений даже не слишком сложны – они просто должны исходить из здравого смысла. В Лондоне мы ввели транспортную карту Oyster, которая позволяет использовать все виды транспорта, и мы сделали все, чтобы станции пересадок с одного транспорта на другой были расположены рядом – чтобы человек быстро мог переходить с электрички в метро, на автобус, на велосипед. При реконструкции транспортной системы стоянки для аренды и паркинга велосипедов были предусмотрены.

– Ну, в Москве до велосипедов еще далеко, и здесь опасно ездить.

– Поэтому и нужно сделать дорожки для велосипедистов. Например, человек паркует машину около Сити и быстро пересаживается на велосипед. Перемещение должно быть удобным и эффективным. Я, кстати, хотел как-то подышать свежим воздухом и решил прогуляться от отеля «Кемпински» до здания резиденции посла, но, когда я вышел из отеля, обнаружил, что для прохода по тротуару даже нет места – он весь был уставлен припаркованными автомобилями. И это почему-то никого не удивляет.

– При реализации любого проекта, мне кажется, надо четко понимать, чего вы стремитесь добиться, но в конечном счете все должно быть максимально удобно для каждого.

– Конечно, главное – это вообще начать что-то делать. Но кто-то должен управлять процессом, нужен стратег. Для начала Москве надо проанализировать самые лучшие проекты городского планирования за рубежом и посмотреть через их призму на Москву. Это замечательный город, но его надо менять – его нужно скоординировать и придать организации всего процесса больше здравого смысла. И здесь дело даже не в создании международного центра, а в том, чтобы сделать город более эффективным и удобным – убрать заторы, сократить время, которое люди тратят на то, чтобы добраться из дома до работы, с одной встречи до другой. В эффективном финансовом центре не должен человек тратить как минимум полчаса, чтобы добраться с одной встречи до другой. Если у человека три встречи в течение дня, можно подсчитать, насколько эффективна организация труда, если учесть время, проведенное в пробках. Если в городе нет эффективной организации труда – теряют все: и жители, и бизнес, и сам город.

– В Лондоне перемещение не занимает столько времени, как в Москве?

– Конечно, многое зависит от того, в какой сфере работает человек и какая у него работа. Сити – квадратная миля, где находится Банк Англии, другие важные центры города – Букингемский дворец и новый деловой Сити – Canary Wharf. Все эти главные центры принятия решений расположены внутри 4–5 милей, и между ними хорошее сообщение.

– Московские власти хотят основать город-спутник, куда планируется перенести органы государственной власти, чтобы разгрузить центр города. Как вы думаете – эта идея имеет смысл?

– Это надо анализировать. Есть несколько базовых моделей городского устройства, и та, о которой вы говорите, – одна из них. Поэтому надо анализировать структуру Москвы и смотреть, как это повлияет на потоки транспорта: надо смотреть, где живут люди, которые будут работать в спутнике Москвы, как они смогут добираться до места работы, в какие детские сады и школы ходят их дети. Надо рассмотреть все детали, сопоставить издержки и выигрыши от подобного перемещения и уже потом делать вывод.

– Вы бы стали отделять деловой сити от жилых районов. Устройство Москвы, например, больше напоминает сборную солянку.

– В Лондоне тоже все смешано, и мы стараемся сохранить эту черту.

– Но в лондонском Сити мало жителей – всего 10 000, и 50 000 ежедневно приезжают на работу.

– Но в целом в Лондоне живет много людей – 12 млн: для одних важен вид из окна, для других – быть далеко от центра. Просто есть выбор, где жить. И самое главное для города – он должен давать людям право выбора.

– Но цены на жилую недвижимость на 40% выше, чем в остальных районах, поэтому причины отъезда подальше от центра еще и экономические...

– Но это как раз пример того, как город произрастает из центра в пригород. Однако это совершенно не означает, что владельцы жилых помещений должны преобразовать площади в коммерческую недвижимость.

– Вы слышали о проекте делового центра в Москве?

– Я читал об этом.

– Это может быть обоснованной идеей, учитывая, что в Лондоне есть Сити-2 – Canary Wharf?

– Это возвращает нас к вопросу планирования города и генерального плана. Планирование должно быть очень последовательным: кто-то должен заниматься общим планом, проекты не должны вырастать самопроизвольно.

– Говоря о последовательности и генеральном плане, вы, кстати, увидели это стратегическое видение у группы Волошина? Как вы считаете, они готовы к такой комплексной и кропотливой работе?

– Я увидел большой энтузиазм по созданию стратегического плана – «дорожной карты». Это позволит оценить, что означает МФЦ с точки зрения финансовых и интеллектуальных ресурсов и какие физические изменения потребуются. Нам удались главные шаги по созданию «дорожной карты», и это очень впечатляет. Коммуникации позволяют учится на опыте других. Мы занимаемся усовершенствованием Лондона довольно длительное время – я 683-й лорд-мэр Сити (смеется).

– Это означает, что Лондон будет главным партнером Волошина в проекта «Москва – международный финансовый центр»?

– Еще рано говорить об этом. Сначала надо определить фронт работ, проанализировать, что есть в распоряжении, и понять, что надо сделать. Я лично считаю, что модель Лондона – лучшая в мире.

– Изначально чья была идея о сотрудничестве Москвы и Лондона – ваша или наша?

– Я шестой мэр Сити Лондона, который побывал в Москве. Проект МФЦ обсуждался и в прошлом году, в этом году мы продолжили конкретные шаги, и к тому же я привез лорда, который примет полномочия после меня.

– А у вас есть конкуренты?

– У меня как лорда-мэра? (Смеется.)

– Как у партнера МФЦ. Другие финансовые центры наверняка хотели бы стать консультантом Москвы. В Лондоне, кстати, очень много русских, может быть, помогают неформальные связи?

– Все гораздо глубже. Лондон действительно замечательное место. Но главное – это уровень доверия. И наши коллеги знают, что то, что они видят, они могут получить у себя. Мы взяли обязательство помочь. Это вопрос модернизации вашей страны, и мы рады разделить наш опыт управления. Мы верим, что успешная Москва и успешная России поможет росту мировой экономики, и в этом мы также заинтересованы. Это в целом вопрос растущих возможностей для бизнеса.

– В числе вопросов повестки вашего визита было обсуждение проблем коррупции с российским Минюстом. Вы знаете о размере коррупции в России?

– Я слышал об этом. Бизнес оперирует в прозрачной, понятной и предсказуемой среде, но, если этих условий нет, бизнес становится несовершенным, и коррупция – это как раз результат нестыковок в законодательстве. Но российский президент провозгласил борьбу с коррупцией одним из приоритетов.

– Однако деклараций недостаточно для решения проблемы.

– Выявление проблемы уже является половиной успеха ее решения. Замалчивание усложняет ее решение. Я очень воодушевлен началом общественного обсуждения проблемы.

– Вы готовы помочь России и в этом?

– Мы хотим помочь России в модернизации, потому что ваш успех в мировой экономике – это и наш успех. У нас, конечно, много опыта. Для того чтобы реализовать преимущества мирового экономического роста , стране надо иметь один из трех факторов – сырье, деньги и человеческий капитал. У вас есть первое – сырье, но у вас есть опасность попасть в ловушку этого фактора, поскольку сам по себе сырьевой бизнес очень прост. Второй фактор – генерация наличности– тоже сейчас у вас сейчас, когда цены на нефть выше $100 за баррель. А вот третий фактор – креативность, инновации и человеческий капитал задействованы недостаточно. Если убрать коррупцию, вклад человеческого капитала станет еще больше. И, конечно, надо создать благоприятную среду для работы, жизни и предпринимательства в стране. Люди должны понять, что у них здесь есть возможности для роста, карьеры и большие перспективы. Лондону удается привлекать лучшие кадры со всего мира – и это то, что необходимо сделать Москве.

– Чтобы приблизиться к тому, о чем вы говорите, России предстоит долгая дорога.

– Это путешествие. Но должны быть политики, которые будут финансировать это путешествие – нужны деньги, ресурсы и эксперты, которые помогут это реализовать.

– Вы можете сказать, что Россия в числе приоритетов для Великобритании или есть более важные страны, например Китай?

– Ничего похожего на Китай в мире нет. Мы хотим стать вашим деловым партнером, потому что мы видим огромный потенциал. Великобритания – один из крупнейших инвесторов в Россию: более 10 млрд фунтов прямых иностранных инвестиций в год. 46 российских компаний имеют листинг на Лондонской фондовой бирже и 60 – на площадке AIM. Между странами не одно столетие были сильные отношения.

– Некоторые крупнейшие российские сырьевые компании тем не менее делали IPO на Гонконгской бирже. Вы считаете, что Юго-Восточная Азия может стать вашим конкурентом?

– Главная задача для Лондона – сохранять конкурентоспособность. Ее обеспечивают несколько факторов: квалифицированная рабочая сила, привлекательный бизнес-климат, в том числе стабильное и эффективное законодательство, хорошая инфраструктура и коммуникации со всем миром, общепринятость английского языка, и мы привлекаем лучшие в мире компании. Мы сохраняем конкурентоспособность и не злоупотребляем регулированием, в том числе банков.

– Ужесточение регулирования сейчас один из главных вызовов для конкурентоспособности Лондона?

– Мы не против ужесточения регулирования и реформы, но оно должно быть пропорциональным, и в этом я, как дипломат Сити, должен убеждать правительство страны.

– Последний индекс конкурентоспособности показал, что настроения бизнеса в Лондоне ухудшаются – из-за роста налогов и усиления регулирования больше предпринимателей задумываются о смене места прописки бизнеса или переезде.

– Подтверждений настроениям нет, и я не знаю, как было сделано исследование. Лондон был на первом месте среди финансовых центров мира в прошлом году. И, кстати, в прошлом году в городе было создано 25 000 новых рабочих мест. Так что пока мы остаемся очень конкурентоспособным и привлекательным местом для бизнеса. А вот главный вызов – где будет расти новый бизнес: в Лондоне, Париже, Нью-Йорке, Гонконге. Мы должны привлекать новые компании, и это моя работа – ездить по миру и объяснять, в чем наши преимущества.

– Сколько стран вы должны посетить за год?

– 23 страны.

– Каков основной источник доходов Сити?

– Каждая компания и житель Сити платит ставку аренды (на первичном рынке недвижимости – 591 фунт стерлингов за 1 кв. м).

– Вы также владеете собственностью, которая приносит стабильный доход.

– Да, 10 000 га парков.

– Мне кажется, благодаря такой собственности вы могли даже не заметить кризиса 2008 г.

– Еще как заметили, мы ведь слишком глобализированы. Это был кризис ликвидности, когда стало очень сложно занимать, а спровоцировал его ипотечный кризис в США. Но мне кажется, мы уже вышли из кризиса.

– Однако рынок еще не восстановился, если судить по ценам.

– Рынок остается проблемным, но значительно укрепился, к тому же фундаментальные факторы очень сильные. В этом году экономический рост составит 1,7–2%. Cити, кстати, создает 10% ВВП страны и перечисляет в госбюджет 53 млрд фунтов в год. Мы остаемся главным двигателем британской экономики. Мы экспортируем профессиональные сервисные бизнес-услуги стоимостью 42 млрд фунтов и экспортируем товаров на 82 млрд. В правительстве не должны нас игнорировать.

– Есть ли какие то конфликты с мэром Лондона Борисом Джонсоном?

– Нет, мы хорошо ладим. Многие, кстати, нас путают – и половина моего времени уходит на то, чтобы объяснить, что я не Борис – что я лорд-мэр Сити, а он мэр Лондона. У Бориса – свой фронт работы: транспорт, экономическое развитие, вопросы гражданской безопасности, подготовка к Олимпийских играм и забота об окружающей среде – это очень ответственные задачи. Я управляю Сити, но мой успех является также и его успехом.

– Лорд-мэр избирается сроком на один год. Вы можете быть переизбраны?

– Переизбираться – нет. Но один год – это много: ведь это 365 дней. И помимо прочего мне надо произнести 800 речей.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать