Политика
Бесплатный
Евгения Письменная|Екатерина Кравченко
Статья опубликована в № 2930 от 02.09.2011 под заголовком: Тандем – стресс для экономики

Властный тандем назван причиной стресса для экономики

Президент Дмитрий Медведев и премьер Владимир Путин, которые никак не могут решить, кто из них пойдет на выборы в 2012 г., создают серьезные проблемы для российской экономики, следует из заявления S&P. Политическая нестабильность мешает агентству поднять кредитный рейтинг страны
А.Тягны-Рядно

Standard & Poor’s (S&P) подтвердило суверенные кредитные рейтинги России – долгосрочный по обязательствам в иностранной валюте на уровне BBB, краткосрочный – A-3, прогноз – «стабильный». Понизив рейтинг в 2008 г. (было BBB+), S&P больше его не меняло.

Активы правительства превышают его обязательства, а страна в целом занимает позицию внешнего нетто-кредитора, объясняет S&P решение сохранить рейтинг. Угроза снижения рейтинга была, даже несмотря на низкие показатели госдолга (см. врез), знают сотрудник Минфина и чиновник правительства: последний год расходы растут слишком быстро. Но снова выручила дорогая нефть: повышение средней цены нефти (в обновленном прогнозе до $108 за баррель со $105) сбалансировало бюджет. По итогам года федеральный бюджет выходит в нулевой дефицит, объявил вице-премьер и министр финансов Алексей Кудрин.

Но дорогая нефть не только помощник, зависимость от нее – одна из главных структурных слабостей российской экономики, пишет S&P. Ненефтяной дефицит бюджета – 8% ВВП – выше докризисного уровня, а потому растут риски из-за возможного снижения цены на нефть. Бюджетную политику последних трех лет S&P называет экспансионистской: растут межбюджетные перечисления, пенсии и зарплаты. Российское правительство станет должником уже с 2012 г. Чистый долг вырастет до 4% ВВП к 2014 г., делают прогноз аналитики. По долговой стратегии правительства до 2014 г. уровень госдолга увеличивается с 11,2% ВВП в 2011 г. до 17% в 2014 г.

Вторая слабость, указывает агентство, – «политическая неопределенность, вызванная неопределенностью процесса преемственности президентской власти и слабостью системы сдержек и противовесов между институтами власти». Этот фактор, по утверждению S&P, тоже ограничивает уровень рейтингов. Повышение рейтинга на одну степень обычно ведет к снижению доходности по бондам эмитента на 0,5%, говорил ранее аналитик «Открытия» Александр Афонин.

Вопрос о президентских выборах будет решен Медведевым и Путиным, пишет S&P. Исход выборов может повлиять на будущую бюджетную экономическую политику, рассуждают аналитики S&P, но не радикально: «Политика вряд ли будет существенно отличаться от проводимой ранее». Они предполагают, что российский госкапитализм и тесные связи между политикой и бизнесом сохранятся, даже несмотря на недавно предпринятые усилия по ускорению приватизации и выведению чиновников из советов директоров госкомпаний.

Для агентства, которое занимается кредитным рейтингом, так серьезно учитывать политический фактор не типично, говорит Валерий Миронов из Центра развития Высшей школы экономики. Странно, что рейтинговое агентство заметило политическую нестабильность только сейчас, иронизирует Евгений Гавриленков из «Тройки диалог»: «По-моему, у нас политически все давно определено и ничего не меняется: госкапитализм сдерживает развитие экономики долгие годы». В России есть одна неразгаданная загадка, считает Миронов: при высокой цене на нефть, при большом рынке капитал из страны уходит самыми высокими темпами среди схожих экономик (в первом полугодии отток составил $31,2 млрд): «Значит, есть какой-то фактор. И скорее всего это та самая политическая непределенность». Когда решение принимается малой группой – пусть даже двумя очень умными людьми, – велик риск допустить ошибку, говорит Миронов.

S&P использует фактор неопределенности в политике, чтобы отсрочить повышение рейтинга, считает Крис Уифер из банка ING, финансовые позиции у России сильны: международные резервы превышают $540 млрд, а общий внешний долг составляет всего $46,6 млрд. Всем ясно: кто бы ни был президентом – Путин или Медведев, – политика будет одинаковой, продолжает он, только первый осуществляет преобразования мелкими и контролируемыми шагами, а второй предпочитает более быстрый темп реформ. По мнению Уифера, рейтинг России может быть повышен после согласования позиций по вступлению в ВТО.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать