Политика
Бесплатный
Анастасия Корня
Статья опубликована в № 2936 от 12.09.2011 под заголовком: За рапорт не отвечают

ФСБ ответила Александру Лебедеву

Служебные документы о результатах оперативно-розыскных мероприятий не могут порочить честь и достоинство, настаивают юристы ФСБ, с которой судится бизнесмен Александр Лебедев
Д.Гришкин

Распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию граждан, следует считать публикацию таких сведений в СМИ, а передача «компетентным органам» информации, полученной оперативными работниками, и оглашение служебных документов в суде не могут рассматриваться как нанесение репутационного ущерба. На этом настаивает ФСБ в отзыве на иск банкира Александра Лебедева о защите деловой репутации. Как ожидается, в среду Арбитражный суд Москвы приступит к рассмотрению этого иска.

В конце прошлого года Национальный резервный банк (НРБ) Лебедева подвергся обыску в связи с расследованием дела о хищении 450 млн руб. из банка «Российский капитал». Санкцию на обыск давал Тверской районный суд, в том числе на основании рапорта оперуполномоченного ФСБ капитана Волотовского, который утверждал: под видом санации в 2008 г. банка «Российский капитал» представители НРБ занимались выводом из него активов.

Лебедев называет этот рапорт ложным доносом и отмечает, что сам пытался привлечь внимание ФСБ к выводу активов из «Российского капитала» (его руководству уже предъявлены обвинения в хищении средств). Тогда банкиру ответили, что подобные преступления вне компетенции ФСБ. Но служба вернулась к этому делу после того, как Лебедев заговорил об известных ему фактах коррупции в силовых структурах. В течение трех недель после обыска в НРБ отток денежных средств из банка достиг 2 млрд руб., а банки-контрагенты снизили кредит доверия на 1,5 млрд руб., подсчитал Лебедев.

В ФСБ утверждают, что «причинно-следственная связь» между рапортом Волотовского и неблагоприятными последствиями для бизнеса, на которые жалуется Лебедев, не доказана. В своем отзыве служба ссылается на постановление Верховного суда, обобщающее судебную практику по искам о диффамации, – там говорится, что сведения, содержащиеся в официальных документах, не могут рассматриваться как не соответствующие действительности. Тот же статус имеют и служебные документы, которые составляются в ходе оперативно-розыскных мероприятий, настаивают в ФСБ, в противном случае «осуществление оперативно-розыскной деятельности (ОРД) потеряет смысл». Органы безопасности обязаны выявлять преступления и предоставлять информацию в компетентные органы, это нельзя расценивать как распространение порочащей информации.

Если оперативники действовали в рамках должностных полномочий, то будет довольно сложно говорить об ущербе, нанесенном их действиями деловой репутации, соглашается партнер Salans Виктор Наумов. Но можно ставить вопрос о возмещении убытков, причиненных действиями уполномоченных лиц, добавляет он.

Лебедев говорит, что он пытался обжаловать обыски в суде, но безуспешно: там проверяли только формальную сторону вопроса. Он не исключает, что оспорит закон об ОРД уже в Конституционном суде. «После того как они принесли свой рапорт в суд, прошло огромное количество событий, за которые никто не отвечает», – возмущается бизнесмен.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать