Абрамович: Не могу сказать, что хорошо понимаю этот механизм

Сторона Березовского предоставила документы, говорящие в пользу того, что он владел долей в "Русале", Абрамович продолжает это отрицать
Д.Гришкин

ЛОНДОН - В четверг, 10 ноября, адвокат Бориса Березовского Лоренс Рабинович закончил в Высоком суде Лондона допрос российского миллиардера Романа Абрамовича, длившийся восемь с лишним дней. Эти дни дались Абрамовичу тяжело: заметно недомогавший с начала недели, сегодня он был явно простужен, постоянно и сильно кашлял.

В четверг речь шла о продаже Абрамовичем в 2004 г. вторых 25% акций «Русала» Олегу Дерипаске. Рабинович указал на наличие документов, из которых, по его мнению, следует, что Абрамович не был единственным бенефициаром указанных 25% акций. По его словам, сначала в документах по сделке отмечалось, что у этих 25% два бенефициара, но в итоге было решено, что в документах о продаже будет отмечен только один – Бадри Патаркацишвили.

Рабинович дал Абрамовичу прочитать черновик письма, подготовленного, по его словам, кем-то со стороны Василия Анисимова (бывший совладелец КрАЗа и БрАЗа) и посланного г-же Худых (? – нрзб.) по e-mail 17 июня 2004 г. Абрамович прочитал: «Как обсуждали по телефону, чтобы соответствовать сделанному ранее представлению банкам, прилагаю измененную структуру сделки».

Рабинович: Кто, как вы думаете, делал с вашей стороны презентацию банкам относительно «Русала»?

Абрамович: Не знаю. Я даже не вижу логики, зачем кто-то из банков вообще хотел бы знать структуру акционеров. Речь о кредите.

Рабинович: Для банка могло быть важно, являлись ли вы единственным бенефициарным акционером 50%.

После этого адвокат Березовского перешел в атаку.

Рабинович: Между вами и Олегом Дерипаской было подписано 20 июля 2004 г. соглашение о признании: «Роман Аркадьевич Абрамович (это вы) утверждает и подтверждает [Дерипаске], что по отношению к акциям и представленным бизнес-интересам…» В пункте 2 фактически вы подтверждаете для Олега Дерипаски, что, кого бы Патаркацишвили ни назвал бенефициаром 25% «Русала», вы подтверждаете, что это так и есть. Также в подписанном им документе Патаркацишвили говорит, кто являлся бенефициаром этих 25%: «В период [с 15 марта 2000 г.] Патаркацишвили был единственным и конечным бенефициарным владельцем 25% в совместном предприятии«Русал». А ведь 15 марта 2000 г. вы подписали соглашение с Дерипаской.

Патаркацишвили указывает, что с момента подписания вашего контракта об инвестициях в СП «Русал» с Дерипаской он был бенефициарным владельцем акций. Патаркацишвили также утверждает, что «в этот период на эту долю не было требований и претензий». То есть существует подписанный вами документ, говорящий: кого Патаркацишвили назовет владельцем акций, тот и есть; и есть документ, подписанный Патаркацишвили, что он — единственный владелец. Как это согласуется с вашей позицией, что вы все время были единственным владельцем 50% «Русала»?

Абрамович: По первоначальному контракту, который предполагал выплату комиссии Патаркацишвили, мы не могли перевести ему деньги. Ни один банк не принял бы $575 млн в виде комиссии, поэтому мы решили оформить это как регистрацию акций ему. Когда мы готовили итоговое соглашение с Олегом Дерипаской, нам нужно было объяснить, как Патаркацишвили получил эти акции, как он владел ими с 15 марта 2000 г. Не могу сказать, что хорошо понимаю этот механизм, но предполагаю, что это было так. Патаркацишвили попросил помочь ему организовать перевод акций, чтобы он получил эти деньги.

Рабинович: Я утверждаю, что говорите неправду. Смысл этого документа – что Патаркацишвили действительно купил алюминиевые активы в феврале 2000 г. и в результате со своим партнером Борисом Березовским стал владеть 25% акций «Русала», которые вы согласились держать для них как трасти.

Абрамович: Это неправда. Это не так. Я никогда не держал для кого-либо акции в трасте. Как трасти.

Рабинович: Благодарю, у меня больше нет вопросов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать