Политика
Бесплатный
Михаил Оверченко

Волошин: Лесин одобрил, но не участвовал в сделке

Допрос бывшего руководителя президентской администрации проливает свет на обстоятельства перехода «Медиа-моста» "Газпрому"
А.Махонин

ЛОНДОН - В понедельник в Высоком суде Лондона адвокат Бориса Березовского Лоуренс Рабинович начал допрос свидетелей стороны Романа Абрамовича. Первым, на русском языке, выступал бывший руководитель президентской администрации Александр Волошин, в 90-х гг. связанный с компаниями Березовского «ЛогоВАЗ» и AVVA.

Рабинович: В своих свидетельских показаниях вы говорите, что в 93 или 94 году вы были консультантом по отношению к компании AVVA, возглавляемой Борисом Березовским, и вы участвовали в подготовке документов по созданию AVVA, а также проспекта эмиссии для публичного размещения ее ценных бумаг. То есть вы должны были знать, как AVVA должна была работать.

Волошин: В целом, да.

Рабинович: Работая в AVVA, вы не участвовали в никакой незаконной деятельности?

Волошин: Нет

Рабинович: То есть если кто-то назовет AVVA мошеннической пирамидой, вы скажете, что это не так?

Волошин: Проект не был завершен, бумаги были размещены, тогда много чего происходило на рынке ценных бумаг, что описывалось как пирамида. Но наш проект не был таким, хотя на эту тему было много статей, которые его уравнивали с подобными пирамидами.

Рабинович: Вы встречались с Березовским 23 или 24 августа 2000 г.?

Волошин: Точную дату не помню, но да, в конце августа.

Рабинович: А в июне или июле 2000 г. был арестован [медиамагнат Владимир] Гусинский, и он продал «Медиа-мост», который владел НТВ, «Газпрому». А летом 2000 г. редакционная политика НТВ была критической по отношению к администрации Путина.

Волошин: НТВ всегда высказывал достаточно резкие взгляды, достаточно критично освещал все, что тогда происходило, и также по отношению к Путину и его политике.

Рабинович: А когда Гусинского посадили, и.о. министра [печати Михаил] Лесин предложил, чтобы уголовные обвинения к Гусинскому были сняты в обмен на продажу «Моста» «Газпрому».

Волошин: Я не помню, чтобы в то время, как Гусинский был в тюрьме, были подписаны какие-либо документы. Некоторые были подписаны, но потом.

Рабинович: читает выдержку из решения Европейского суда по правам человека, в котором это говорится [про Лесина, Гусинского, продажу «Моста»]. Соглашение с Гусинским содержало протокол об окончании расследования в его отношении.

Волошин: У меня было много встреч с Гусинским, несколько встреч до этого, несколько, может, после. Но я не имел никакого отношения именно к описываемым событиям. Я не видел этого протокола. Лесин тогда не работал в администрации президента, он был в правительстве, это разные структуры.

Раб: Но вы знали, что происходит с Гусинским?

Волошин: Я узнал об этом, это так.

Рабинович: Зачитывает из решения ЕСПЧ, что соглашение между «Газпромом» и Гусинским было подписано 20 июля 2000 г. и содержало пункт 6 о прекращении уголовного преследования по делу телекомпании «Русское видео». Подписано сторонами и подтверждено подписью Лесина. Позднее Гусинский заявил, что то соглашение было подписано под давлением и он отказывается его выполнять. Рабинович далее читает из решения Европейского суда, что правительство не оспаривает, что «Нельзя использовать закон и уголовное преследование в коммерческих интересах… Тот факт, что «Газпром» подписал соглашение, когда Гусинский был в тюрьме, а министр подтвердил его своей подписью, показывает, что уголовное преследование напрямую было связано и использовалось для давления на Гусинского».

Далее Рабинович зачитал статью из Moscow Times, что Лесин признал, что ошибся, поставив свою подпись под тем соглашением.

Рабинович: Лесин ведь продолжил работать в правительстве после этого?

Волошин: Да, и я считаю, что он не участвовал в сделке. Он одобрил – и это, может быть, действительно была ошибка. Он одобрил документ, но это не была сделка. Политика в отношении СМИ определяется правительством, и министр представляет предложения и идеи относительно того, какова должна быть эта политика. Министерство Лесина было напрямую связано с разработкой этой политики.

Рабинович: показывает распоряжение правительства от 30 января 2001 г., после того как Роман Абрамович купил акции ОРТ у Бориса Березовского, и в нем предлагается министерству имущества подготовить назначения директоров ОРТ. Одним из них стал Лесин, так?

Волошин: Это был первый этап процедуры - номинирование кандидатов в совет директоров. Затем должен был быть второй этап – их выборы, и в этом документе правительство пока не голосует за конкретных кандидатов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать