Политика
Бесплатный
Сергей Смирнов

Гончарова: $1 млн - нереально тяжелая сумка

В среду в Высоком суде Лондона начался допрос давней соратницы Абрамовича – замгендиректора Millhouse Анны Гончаровой
PhotoXpress

В среду в Высоком суде Лондона продолжился допрос топ-менеджера из команды Романа Абрамовича – Ирины Панченко, финдиректора управляющей активами миллиардера Millhouse и бывшего финдиректора «Сибнефти», а также был начат допрос давней соратницы Абрамовича – замгендиректора Millhouse Анны Гончаровой.

Накануне Панченко признала, что была партнером и трасти Абрамовича. Она показала, что после ключевой встречи Абрамовича и Бадри Патаркацишвили в Кельнском аэропорту 29 мая 2001 г., посвященной обсуждению схем оплаты, «Бадри был доволен и вообще сама встреча была дружеской». Адвокат Березовского Лоренс Рабинович сказал, что, заявляя это, Панченко пытается помочь Абрамовичу. Она возразила: «Это мои ощущения».

Настроение сторон после этой встречи - действительно важный вопрос: сторона Березовского настаивает, что в Кельне Патаркацишвили убеждал Абрамовича увеличить сумму выплат за «Сибнефть» до $2,5 млрд и именно тогда Абрамович высказал угрозы в отношении Николая Глушкова, партнера Березовского по «Аэрофлоту». Абрамович это отрицал: по его словам, речь шла только о выплате $1,3 млрд, и не за доли в компании, а в качестве финального платежа Березовскому за «крышу» и лоббистские услуги. По словам Панченко, деньги были заплачены наличными.

В среду Панченко давала технические комментарии к таблице «Большой баланс», в которой якобы были систематизированы выплаты Абрамовича Березовскому и Патаркацишвили. Она повторила версию Абрамовича о том, что комиссионные выплаты ($585 млн) Патаркацишвили за посредничество по сделке по КрАЗу могли быть проведены только через дивиденды, которые были выплачены ему как номинальному владельцу алюминиевых активов.

Затем начался допрос Анны Гончаровой. Он в основном касался физического исполнения и сумм платежей Березовскому за ОРТ в 1995-2000 гг. Выяснилось, например, что свидетельница вела записи о платежах только в рукописном виде, в тетрадках. "Но эти платежи потом стали очень крупными!" – недоуменно воскликнул Рабинович. "Они всегда были крупными, а потом я просто привыкла", - сказала Гончарова, пояснив, что ее не просили вести записи в электронной форме (цитаты участников публикует kommersant.ru).

Гончарова рассказала, что промежуточные бумажные документы с платежами уничтожены за ненадобностью, а итоговые суммы по годам она «записала просто на бумажке, если Роман Аркадьевич когда-нибудь их спросит, на всякий случай". Рабинович считает, что Гончарова уничтожала документы, чтобы затруднить расследование в отношении Абрамовича. «Что произошло с той бумажкой, на которой вы записывали итоговые годовые суммы?» - уточнил позже адвокат Абрамовича Сампшн. «Я пыталась ее найти, но не смогла. Может, я случайно выкинула ее с какими-то документами», - ответила в суде Гончарова.

В 2009 г. Гончарова показывала, что помнит только платежи, связанные с ОРТ, а позднее, в 2011 г., в показания были внесены поправки, из которых следует, что выплат было больше (как заявила сегодня Гончарова, "помимо наличных денег, которые мы отвозили в клуб "ЛогоВАЗ", еще были деньги Бадри, деньги в Останкино"). Рабинович предположил, что свидетель в действительности изменила показания, чтобы они соответствовали позиции Абрамовича. На это Гончарова решительно возразила, рассказав, что помнит, как сама возила «нереально тяжелую» сумку с деньгами Березовскому в «ЛогоВАЗ». По ее словам, когда она приехала в клуб "ЛогоВАЗа", то настояла, что должна передать сумку лично и прошла в кабинет во время телефонного разговора. «После того как он закончил говорить по телефону, он этим телефоном швырнул в помощника. Причем тогда я даже толком не знала, кто такой Березовский», - сказала Гончарова. «И вы с миллионом долларов шли по улицам Москвы?», - спросила судья. «Я, кажется, не похожа на сумасшедшую. У нас была охрана и машина, мы отвозили эти деньги в офис», - возразила свидетельница (цитаты по Газете.ру).

Гончарова рассказала, что на деньги Абрамовича покупались и обслуживались автомобили для Березовского и его семьи. «В 1996 г. оплачивали отдых в Испании Березовскому с семьей — насколько я помню, около $140 000, в 1997 г. оплачивали круиз. Я помню еще, мы снимали квартиру для Березовского на улице Рылеева, причем снимали ее на мое имя в течение двух лет — так что я все это прекрасно помню». По ее словам, деньгами Абрамовича оплачивалась и охрана Березовского в Жуковке, Архангельском и комплексе «Сосны» управделами президента.

После уточняющих вопросов Сампшна Гончаровой для дачи показаний вызвали Наталью Худык, также давнюю сотрудницу Абрамовича (она была исполнительным директором "Русского алюминия") и нынешнего директора по планированию и бухучету в Millhouse. В ходе допроса Худык признала, что, реализуя придуманную своими начальниками Ириной Панченко и Евгением Швидлером схему перевода $1,3 млрд Березовскому, ввела в заблуждение банк, предоставив датированный задним числом документ. «Да, я это сделала, к сожалению. Я вводила в заблуждение банк, с которым у нас были очень хорошие деловые отношения. Но я не могла поступить иначе. Мне обязательно нужен был документ. Я не могла просто принести в банк платежку на $1,3 млрд», - сказала она.

Следом был допрошен Алексей Григорьев, работавший в банках СБС, «СБС-агро» и «Движение». Сейчас он занимает пост председателя совета директоров банка «Восточный». Григорьев привлекался в качестве свидетеля в 2009 г. по уголовному делу в отношении Березовского, возбужденному Генпрокуратурой. В ходе допроса адвокат Березовского обратил внимание суда на тот факт, что в показаниях, данных российской прокуратуре, Григорьев утверждал, что никогда лично не встречался с Абрамовичем. В то же время в лондонском суде банкир признал факт знакомства с миллиардером. Сампшн поинтересовался, какие из показаний — данные в России или в Лондоне — не соответствуют действительности. «Следователь [в России] избирательно подошел к той информации, которую он от меня получил. Следователь сразу обозначил, что его интересует один-единственный кредит — компании «Руником», ничто другое его не интересовало. Следователь меня тогда спросил, встречался ли я в рамках передачи этого кредита с перечисленными в списке лицами [в списке была фамилия Абромовича], и я ответил, что нет, потому что я никогда не проводил встреч с Абрамовичем относительно кредита компании «Руником», - ответил Гирогорьев. Его допрос продолжится завтра. Vedomosti.ru продолжают следить за процессом.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more