Статья опубликована в № 3025 от 24.01.2012 под заголовком: Иран лишают $24 млрд

Иран лишают $24 млрд

Евросоюз впервые вводит запрет на импорт иранской нефти. Россия не сможет заместить Иран на рынке, но выиграет от роста цен
R.Homavandi / REUTERS

Совет Европейского союза вчера расширил пакет санкций в отношении Ирана и впервые постановил ввести эмбарго на поставки сырой нефти и нефтепродуктов из Ирана в страны ЕС. С сегодняшнего дня европейским компаниям запрещено заключать с Ираном новые контракты, заключенные ранее будут действительны только до 1 июля.

Принятое вчера решение затронет источники финансирования иранской ядерной программы, говорится в решении совета. Представитель ЕС по внешней политике Кэтрин Эштон выразила надежду, что санкции убедят Иран вернуться за стол переговоров. Решение было спровоцировано ноябрьским отчетом МАГАТЭ, в котором был сделан вывод о развитии Ираном военной составляющей ядерной программы. Санкции не способствуют решению вопроса, заявил вчера министр иностранных дел России Сергей Лавров.

На прошлой неделе он указал, что такие санкции вводятся «в надежде спровоцировать массовое недовольство» населения Ирана существующим режимом. Эмбарго станет серьезным финансовым ударом по Ирану, поскольку нефтяной экспорт формирует основные доходы страны, считает управляющий директор Oppenheimer & Co Фадель Гейт. Доходы от экспорта в Европу в 2011 г. по рыночным ценам составили около $24 млрд.

Военный ответ

Представители Ирана отреагировали на санкции угрозами. Депутат Мохаммад Коусри заявил, что Иран перекроет Ормузский пролив, если с продажей нефти возникнут перебои. По водной артерии проходит почти пятая часть экспорта мировой нефти.

США пойдут на любые меры для защиты свободы торговли, говорил ранее американский министр обороны Леон Панетта. С начала года было усилено западное военное присутствие в регионе: американский авианосец «Авраам Линкольн» зашел в Персидский залив в сопровождении ракетного крейсера, двух эсминцев, а также двух кораблей ВМС Великобритании и Франции.

Перекрытие пролива будет нарушением морского права, к тому же Иран перекроет собственный канал доставки нефти другим потребителям, указывает Владимир Евсеев из ИМЭМО РАН. Иран не пошел на это во время войны с Ираком в 1980-х и вряд ли сделает это сейчас, говорит Владимир Сажин из Института востоковедения РАН. Если такое решение все же будет принято, самый перспективный путь – заминирование пролива имеющимися 2000 минами. Но хотя сейчас и наблюдается нагнетание обстановки, вопрос о начале войны не стоит, уверен Евсеев.

«Россия и Китай продавливают начало переговоров с Ираном, и, если тот согласится, есть шанс, что эмбарго будет отменено или в мае, или к началу июля», – отмечает управляющий директор Petromatrix Оливер Джекоб. По словам Лаврова, существует «устойчивая надежда» на то, что переговоры шестерки посредников возобновятся в ближайшее время.

Однако успеха они могут не получить: отказ от ядерной программы будет расценен обществом как сдача национальных интересов и политики не пойдут на это в преддверии весенних парламентских выборов, указывает Евсеев.

Выгода России

Сейчас у России нет возможности серьезно увеличить экспорт нефти, не раз признавали нефтяники. Главное, на чем могут выиграть российские компании, – рост цен на нефть: даже долгосрочные контракты (например, с Китаем) привязаны к биржевым котировкам. Каждый лишний $1 цены на нефть приносит бюджету России около $1 млрд дополнительных нефтегазовых доходов, говорит Владимир Тихомиров из ФК «Открытие», а рост цены нефти в полтора раза увеличит доходную часть бюджета на треть.

Всплеска цен может и не быть, считает Тихомиров: если санкции будут вводиться постепенно, это позволит Европе найти других поставщиков, а Ирану – перенаправить поставки. Рынок нефти балансирует между опасениями по поводу эмбарго ЕС и опасениями, что спрос на нефть снизится из-за общего спада экономического роста, считают эксперты Международного энергетического агентства (МЭА).

У многих банков несколько сценариев на этот год. Если сбудется максимальный сценарий Credit Suisse – $126 за баррель Brent в среднем по году, российские нефтяники получат примерно $50 млрд дополнительной выручки к прошлогоднему уровню (от добывающего сегмента), посчитал аналитик Номос-банка Денис Борисов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать