Политика
Бесплатный
Евгения Письменная
Статья опубликована в № 3038 от 10.02.2012 под заголовком: Индульгенция для олигархов

Путин предлагает расплатиться за приватизацию 1990-х

Кандидат в президенты, премьер-министр Владимир Путин предложил улучшить деловой климат, обложив налогом «нечестную приватизацию». Бизнесмены и чиновники в растерянности, политики считают это просто предвыборным ходом
Д.Чеботаев / PhotoXpress

Исправленная версия. Первоначальный опубликованный вариант можно посмотреть в архиве "Ведомостей" (смарт-версия)

Вчера на съезде РСПП Путин преподнес предпринимателям сюрприз, предложив вместе подумать о том, как закрыть проблемы «нечестной, прямо скажем, приватизации, всяких аукционов». В 1990-е гг., по мнению премьера, «бизнес нередко сводился к простому дележу государственного пирога» и надо эту страницу истории перевернуть, ввести «либо разовый взнос, либо еще что-то такое». В этом заинтересовано не только общество в целом, но и в первую очередь сам предпринимательский класс, рассуждал Путин, ведь это поможет восстановить доверие общества к бизнесу. Он припомнил, что подобную меру с ним обсуждал лидер «Яблока» Григорий Явлинский: «Здесь он [Явлинский] прав, я с ним согласен, надо нам завершить этот период».

Получить комментарии у Явлинского «Ведомостям» вчера не удалось. В его президентской программе и программе «Яблока» на выборах в Госдуму содержится предложение ввести единовременный компенсационный налог на выгодоприобретателей залоговых аукционов 1990-х гг. «Яблоко» выдвинуло эту инициативу еще в 2005 г., рассказал лидер партии Сергей Митрохин. Идея простая: обложить налогом разницу между рыночной ценой актива и его продажной ценой на момент, например, залоговых аукционов, а платить должен нынешний владелец актива. Предложение премьера лидер «Яблока» воспринял как желание Путина привлечь голоса яблочных избирателей.

Залоговые аукционы, на которые выставлялись значительные пакеты акций крупных компаний, вызвали самую большую критику в обществе. Зачастую фаворит определялся заранее, а государство еще и помогало ему, размещая средства бюджета или госструктур в олигархических банках. Осенью в Лондонском суде, где рассматривается иск Бориса Березовского к Роману Абрамовичу, адвокат последнего описывал, как Березовский в 1995 г. уговорил президента создать «Сибнефть» и приватизировать ее так, чтобы она досталась Абрамовичу. Сделка была «коррупционной», заявил адвокат, но так строился весь бизнес в России.

Инициатива Путина застала врасплох чиновников экономического блока, они уверяют, что никаких совещаний на эту тему в правительстве не было. Механизм реализации идеи пока непонятен, признает сотрудник Минэкономразвития. Этот так, подтверждает пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков, но «слова премьера не останутся просто словами» — будет дано поручение этот механизм разработать. К этой инициативе слишком много вопросов, признает близкий к Путину человек и с ходу перечисляет: «Кто эти граждане, которые сомневаются в качестве приватизации? В отношении каких приватизированных предприятий сохраняются сомнения в честности — по залоговым аукционам или всех до последнего года? В отношении всех ли собственников будет осуществлено такое правило? Как быть с теми, кто купил эти активы по рыночной стоимости? Как измерить степень “нечестности” при приватизации? Это должен быть платеж по единой норме для всех? Как можно установить новые платежи — законодательно или добровольно? По сути, это изменяет задним числом условия приватизации 15-летней давности». Если что-то подобное начнется, то бизнес будет защищаться в судебном порядке, полагает он: «А вообще это похоже на предложение разобраться по понятиям».

Такую попытку уже предпринял летом 2000 г. заместитель генпрокурора Юрий Бирюков, потребовав от совладельца Онэксимбанка Владимира Потанина «возместить государству ущерб» в размере $140 млн, нанесенный бюджету в ходе приватизации «Норильского никеля» (см. www.vedomosti.ru). Генпрокуратура считала, что контрольный пакет акций «Норникеля» стоил $310 млн, тогда как Онэксимбанку он достался за $170 млн. А в 2007 г. бывший тогда депутатом Госдумы президент Национального инвестиционного совета Александр Лебедев вносил законопроект о введении налога на непредвиденные доходы. «Но этот проект сгинул на полках “Единой России”, он вообще не рассматривался. Единороссы тогда не могли замахнуться на олигархов», — вспоминает он.

Анатолий Чубайс, который в 1990-е гг. курировал процесс приватизации, сказал «Ведомостям», что легитимное решение этой проблемы ему не известно. Он убежден, что в России сделать это невозможно, а инициатива Путина носит предвыборный характер и после выборов «естественным путем исчезнет». Исходя из буквы закона реализовать задуманное невозможно, согласен партнер Goltsblat BLP Антон Ситников: «Истекли все сроки исковой давности, многие активы уже не раз сменили хозяев». Срок давности для признания сделок ничтожными был сокращен с 10 до 3 лет самим Путиным в 2005 г. — как раз чтобы прекратить многочисленные споры по приватизационным сделкам, напоминает партнер «Нерр» Илья Рачков. Реализовать задуманное можно только через понятийные инструменты, согласен он.

Единственная страна, которой удалось взять подобный налог с приватизации, — Великобритания: в 90-е гг. прошлого века был введен так называемый windfall tax — налог на «доходы, принесенные ветром». Стоимость компании оценивалась как средняя чистая прибыль за четыре года после приватизации, умноженная на средний коэффициент отношения цены акции к доходу на акцию. Из этой суммы вычитали уплаченные в момент продажи акций деньги и получали итоговую разницу, которая облагалась налогом в 23%. Заплатить его были вынуждены BAA (British Airports Authority), British Gas, British Telecom, British Energy, Centrica, всего 30 компаний доплатили 5,2 млрд фунтов.

Владелец группы «Онэксим» и кандидат в президенты Михаил Прохоров допускает, что в 1990-е гг. все делалось «не по справедливости», но по закону. Предприятий, проданных через залоговые аукционы, было меньше 10 на всю страну, напоминает он, потом тоже много всего приватизировали: что-то по тем же законам, что-то уже по другим. Пересмотреть сейчас один из случаев — значит разрушить легитимность всех прав собственности в стране, считает Прохоров, многие активы поменяли собственников, со сделок были заплачены налоги. «Сейчас многие приватизированные в 1990-е гг. активы давно инкорпорированы во вновь созданные компании. В случае если будет принято предложение Путина, “Роснефть” готова платить windfall tax за приобретенные ею активы ЮКОСа? А иностранцы, держащие сейчас на балансе депозитарные расписки, например, “Норникеля” — тоже?» — спрашивает Прохоров. Заключенный Михаил Ходорковский не должен будет платить налог, размышляет Лебедев: «У него вовремя все отобрали. Он уже заплатил, но по-другому — сел в тюрьму». Если плата за приватизацию будет введена, это коснется немногих, полагает Лебедев.

Многие инвесторы страшно боятся того, что предложение Путина будет реализовано, говорит ректор РЭШ Сергей Гуриев: это не лучшая мера для улучшения делового климата. Сейчас проблема с легитимностью прав собственности связана не с приватизацией 1990-х, а в первую очередь с коррупцией 2000-х, когда многие предприниматели «участвовали в разных сомнительных сделках», считает экономист. Но и сам Путин, судя по его недавней публикации в «Ведомостях» (статья «Нам нужна новая экономика»), признает, что многие нынешние собственники активов формально являются добросовестными приобретателями, они не нарушали принятых тогда законов. Тем не менее он полностью согласен с тем, что приватизация 1990-х гг., включая залоговые аукционы, была нечестной.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать