Политика
Бесплатный
Ольга Кувшинова
Статья опубликована в № 3050 от 29.02.2012 под заголовком: 1,5% ВВП в тени

Бизнес спрятал зарплаты и работников

Из-за повышения ставок страховых взносов государство недосчиталось почти 780 млрд руб. Часть зарплат ушла в тень, а некоторые работники были формально уволены
Д.Абрамов / Ведомости

Эксперты оценили, как отреагировал бизнес на прошлогоднее повышение ставок страховых взносов с 26 до 34%. Их сборы могли бы оказаться выше, сетовал недавно министр финансов Антон Силуанов, а министр экономразвития Эльвира Набиуллина – что увеличился уход зарплат в тень.

Так и вышло. Сократились и фонд оплаты труда, и его доля, с которой платятся взносы, и – при общем росте занятости – число наемных работников, часть которых перешла в неформальный сектор экономики, где заработки ниже, а взносы с них платятся хуже.

Фонд заработной платы, по оценкам Минэкономразвития, по итогам года впервые оказался ниже, чем в изначальном прогнозе, на основе которого верстаются все бюджеты (хотя еще в сентябре министерство полагало, что зарплатный фонд окажется выше). Из-за этого прямые потери региональных бюджетов по сбору налога на доходы физических лиц (НДФЛ) составили 17 млрд руб., подсчитала эксперт Академии народного хозяйства Татьяна Омельчук.

Зарплатный фонд все же немного превысил уровень, заложенный в бюджет, следует из предварительных данных Росстата, но его доля в ВВП за год снизилась сразу на 2 процентных пункта до 24% (до 2010 г. она росла). «Снижение фонда зарплат к ВВП на 2 п. п. в значительной мере связано с выводом фонда оплаты труда работодателями из-под налогообложения в теневой сектор или малый бизнес», – говорит президент Центра стратегических разработок Михаил Дмитриев. По его расчетам, налогооблагаемая база по страховым взносам при этом могла сократиться на 4–8%.

Из-за этого внебюджетные фонды недосчитались 281 млрд руб., а недобор НДФЛ составил еще 110,8 млрд, добавляет Омельчук.

Потери страховых фондов усугубились ухудшением собираемости взносов и сокращением налогооблагаемой базы (зарплат до 463 000 руб. в год), говорит Омельчук. В 2010 г. Пенсионный фонд планировал, что под налогооблагаемую базу подпадает 90,2% фонда зарплат, при этом удастся собрать 97% взносов. На 2011 г. база была снижена до 83,8%, а коэффициент собираемости – до 95%. Если бы доля зарплат, с которых платятся взносы, и их собираемость остались прежними, внебюджетные фонды в 2011 г. могли бы получить больше на 370 млрд руб., или почти на 0,7% ВВП, подсчитала Омельчук.

Такая же оценка – 0,7% ВВП – получилась у Минфина, рассказал чиновник ведомства.

Таким образом, в общей сложности потери государства составили 780 млрд руб., или 1,45% ВВП, причем соцфонды недобрали почти 20% доходов (по данным казначейства, они собрали 3,3 трлн руб.).

ПФР и Минздравсоцразвития не согласны с выводами экспертов.

План по сбору взносов в ПФР перевыполнен на 2,9%, при этом план «был достаточно напряженный», чтобы меньше дискутировать с Минфином по размеру дефицита, говорила в интервью «Ведомостям» министр Татьяна Голикова. Доля облагаемого взносами фонда зарплат в 82% – это фактически сложившийся результат по итогам 2010 г., объяснил председатель ПФР Антон Дроздов: теперь именно такой процент заложен в бюджет ПФР на 2012 г. (т. е. доля облагаемого фонда зарплат снижена еще больше). По его словам, когда в 2010 г. ПФР стал собирать взносы вместо налоговой службы, а сама структура взносов изменилась (вместо регрессивной ставки единого социального налога ввели облагаемый взносами порог зарплат), еще не было понятно, какая доля фонда зарплат будет охвачена взносами, поэтому запланировали 90%. Зарплатный порог ежегодно индексируется в соответствии с темпом роста средней заплаты (так, на 2012 г. он повышен на 11,6% до 512 000 руб.), но при этом растет и доля зарплат сверх порога, пояснил Дроздов. А коэффициент собираемости в 95% – следствие консервативного планирования, добавил он. С учетом сбора задолженности за предыдущий год собираемость в 2011 г. составила 97,1%, уточнил представитель ПФР.

По данным Росстата, в последние три года доля высоких зарплат в совокупном зарплатном фонде не менялась, т. е. распределение заработных плат – и, соответственно, база для сбора взносов – осталось таким же, как до реформы ЕСН. В 2011 г. 84,3% зарплат подпадали под уплату взносов полностью, остальные – частично; доля не облагаемого взносами фонда зарплат могла составить 13,5%, но не 16,2%, как у ПФР, считает Омельчук.

Еще один сильный удар по бюджетам наносит сокращение численности наемных работников. «Недоборы [взносов и НДФЛ] связаны именно с этим», – уверен директор Центра трудовых исследований Высшей школы экономики Владимир Гимпельсон. По данным Минэкономразвития, за 2010–2011 гг. численность занятых в экономике выросла на 1,3 млн, а число наемных работников (в юридических лицах) сократилось на 1,12 млн. Процесс сокращения численности занятых в формальном секторе и роста в неформальном идет давно: за 2000–2008 гг. общая занятость выросла на 4 млн, число наемных работников сократилось на 2 млн, а работающих вне организаций – выросло на 6 млн, указывает Гимпельсон. С 2008 г. этот процесс стал более интенсивным. «Повлияли и кризис, и повышение взносов, и общая неопределенность – отделить одно от другого практически невозможно, это все те причины, которые формируют бизнес-климат», – заключает Гимпельсон. В 2011 г. соотношение наемных работников ко всем занятым упало особенно резко – с 69,1 до 66,4% (70,5% в 2009 г.), подсчитал руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич: «Это косвенный признак того, что могло увеличиться уклонение от налогов на труд».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more