Статья опубликована в № 3053 от 05.03.2012 под заголовком: Преемник Медведева

Владимир Путин на выборах не решил задачу легитимизациии власти

Президентские выборы Владимир Путин с большим запасом выиграл, но задачу повысить свою легитимность власть не решила, считают эксперты и политики
AP I. Sekretarev

Судя по экзитполам и предварительным данным Центризбиркома, кандидат «Единой России» Владимир Путин побеждает в первом туре примерно с 60% голосов. Экзитпол ВЦИОМ показывал 58,3%, фонда «Общественное мнение» – 59,3%, а по предварительным данным ЦИК после обработки 14,5% бюллетеней, Путин набирал 61,7%.

Результаты близки к тем, что давали в прогнозах ФОМ (60%) и ВЦИОМ (58%), и на 10–12% меньше, чем Путин и его преемник, действующий президент Дмитрий Медведев, получили на выборах в 2004 и 2008 гг. (71,3 и 70,3%).

«Победа в первом туре была ясна еще два-три месяца назад!» – объявил начальник штаба Путина Станислав Говорухин. Замруководителя штаба Алексей Анисимов говорит, что значимым фактором победы стало привлечение в штабы 1500 авторитетных людей не из среды чиновников и ставка на точечный формат их работы с избирателями внутри коллективов: «Никаких клубов и дворцов с разнородной публикой».

По словам Анисимова, штаб Путина сделал ставку не на агрессивную, как у других кандидатов, а на фоновую кампанию – без излишнего мелькания лица Путина на билбордах, забрасывания избирателей агитпродукцией. К тому же, продолжает Анисимов, внесистемная оппозиция с Болотной так и не смогла сформировать четкого списка претензий к власти, а Путин продемонстрировал желание слышать и оперативно реагировать на требования самых различных групп россиян, даже настроенных против него.

По данным экзитпола ВЦИОМ, лидер КПРФ Геннадий Зюганов набирает 17,7%, такой же результат он показал в 2008 г. Зюганов зафиксировал то, что его партия – сила номер два, но ни у него, ни у других оппозиционных кандидатов не было задачи победить или выйти во второй тур, иначе тот же Зюганов начал бы активно объединять оппозиционные силы, уверен политолог Евгений Минченко.

Главный сюрприз выборов – успех самовыдвиженца Михаила Прохорова, который, судя по экзитполам, выходит на третье место с 9,2% – это вдвое выше его электорального рейтинга. Результат не столько его заслуга, сколько следствие сложившейся ситуации: значительная часть голосовавших за него голосовала против мифа об оранжевой революции и чтобы показать Путину, что у него есть конкуренты, считает политик Леонид Гозман, помогло Прохорову и снятие с выборов Григория Явлинского.

Прохоров стал новым лицом в засаленной колоде, констатирует Николай Петров из Центра Карнеги, хотя его вряд ли можно считать протестным кандидатом. Прохоров удобен Путину: на него много компромата, его результат не позволит ему стать крупным политическим игроком, хотя партия, которую он организует, будет иметь поддержку 6–8% граждан и проводить политику финансовой жесткости, что Кремлю важно, полагает Петров.

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский, пришедший в 2008 г. третьим с 9,4%, теперь может скатиться на четвертое место. Последним стал лидер эсеров Сергей Миронов, который получает 4–5%, почти втрое меньше, чем его партия в декабре. Миронова, чья кампания была просто никакой, возможно, принесли в жертву Прохорову, который частично и забрал его электорат, полагает Минченко.

Главная проблема – отсутствие новых лиц, за исключением Прохорова, считает депутат Госдумы эсер Дмитрий Гудков, но это не проблема оппозиции, это проблема режима, в котором нет равных условий для кампании.

Власть не решила главной задачи этих выборов – повышения собственной легитимности, и проблема не в том, как проходило голосование, а в том, как проходил отбор кандидатов и шла кампания, констатирует Петров: есть Путин, который подбирает себе соперников, устанавливает правила игры, а потом определяет, с каким результатом их обыграет. Нарушения, зафиксированные даже в Москве, показали, что власть в ловушке, считает Петров: открытые фальсификации были нежелательны, но и объявить о низком результате было нельзя. «Доверия не стало больше из-за большого числа фактов давления и подготовки к фальсификациям», – уверен Гозман. Оба они считают, что выборы вряд ли воспринимались бы легитимнее, если бы Путин взял не 60, а 53–54%.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать