Для будущего президента России готовится первое дело

Победив на выборах, Владимир Путин начал с чистки госкомпаний. Вчера вице-премьер Игорь Сечин доложил ему, что выявил более 200 случаев, когда топ-менеджеры скрывают конфликт интересов, а Путин пообещал за это уголовную ответственность. Информацию Сечин берет в ФСБ, а сбор деклараций с менеджеров помогает ее использовать, говорят источники «Ведомостей»
А.Махонин / Ведомости

Вчера Сечин доложил Путину о первых результатах проверки государственных компаний. Топ-менеджеры госкомпаний сдали правительству декларации о доходах – как своих, так и родственников, а сами компании – информацию о бенефициарах своих контрагентов. Сделать это премьер потребовал в декабре прошлого года, ознакомившись с результатами проверки одной из отраслей – электроэнергетики и узнав, что там через офшоры, зарегистрированные на родственников руководителей, выводятся колоссальные средства. «Совсем оборзели уже!» – негодовал Путин на заседании правительственной комиссии по энергетике на Саяно-Шушенской ГЭС.

Информацию должна была представить 21 госкомпания, в том числе госбанки (список см. на www.vedomosti.ru). Ее аккумулировали отраслевые министерства, анализировали – они же, Федеральная налоговая служба (ФНС) и Росфинмониторинг. В итоге выявлено более 200 случаев сокрытия должностными лицами сведений об участии в коммерческих организациях, сообщил Сечин. Конкретных примеров он не привел.

О серых схемах в госкомпаниях ТЭКа говорилось, например, в докладе Росфинмониторинга в январе. В основном в них участвуют менеджеры среднего звена, следовало из документа. Например, главный инженер филиала «Русгидро» – Воткинской ГЭС Александр Деев аффилирован с ООО «Вега-сервис», с которым у филиала госкомпании заключены договоры. А директор по стратегическому планированию «Системного оператора» Андрей Драчук является учредителем девяти связанных с ООО «Корпорация АФК» организаций. В 2007 г. «Системный оператор» купил у структур «Корпорации АФК» недвижимости на 140 млн руб., указывала служба, а представитель «Системного оператора» говорил, что сделки были еще до прихода Драчука в компанию. Минкомсвязи выявило несколько незначительных случаев конфликта интересов в «Ростелекоме», знает человек, близкий к совету директоров этой компании. Во всех этих случаях, по его словам, речь идет о сотрудниках среднего звена и ниже, причем злоупотреблений найдено не было. Представители Минэнерго, Минтранса и Минфина раскрыть подробности своих докладов отказались.

Параллельно с министерствами и контрольно-надзорными органами информацию о злоупотреблениях в госкомпаниях собирала ФСБ, рассказывает близкий к Минэнерго человек. Он предполагает, что вскрыть 200 случаев сокрытия фактов конфликта интересов удалось именно благодаря этому: у Сечина была возможность сравнить то, что прислали из ФСБ, и то, что прислали компании. Представитель ФСБ подтвердил, что служба «в рамках своей компетенции» была привлечена к проверке. У ФНС и Росфинмониторинга нет достаточных полномочий, чтобы проверить все данные, объясняет другой федеральный чиновник.

Вся информация известна только узкому кругу людей, рассказывает сотрудник аппарата правительства: «Сечин замыкает информацию на себя – к нему стекаются все анкеты о доходах и данные о бенефициарах, доклады министерств». Вице-премьер также попросил не делать электронных копий документов по этой теме, чтобы избежать утечек.

В законопроекте, который должен урегулировать отношения между госкомпаниями и их контрагентами (см. врез), запрещать сделки с аффилированностью (когда менеджер госкомпании связан с ее поставщиком) не планируется. Но вот за сокрытие информации о такой аффилированности Путин вчера предложил ввести уголовную ответственность: «Это создаст обстановку, при которой не возникает желания заниматься незаконной деятельностью и как-то обходить предложенные государством элементы контроля». Такая норма есть в законодательстве США, кивнул Сечин.

Чтобы проверять раскрываемую информацию, Сечин предложил поручить Минфину и Центробанку усилить контроль в банковской сфере. «Банковский сектор должен быть активным участником этой работы, без объективной информации по этой линии очень тяжело сопоставлять сведения, подаваемые компаниями», – объяснил Сечин.

Путин такое поручение уже дал, говорит пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков.

Скорее всего потребуются поправки в закон о противодействии отмыванию доходов, комментирует инициативу Сечина депутат Анатолий Аксаков: «Банки, например, могли бы отчитываться о движении средств на счетах топ-менеджеров госкомпаний – конкретнее круг лиц необходимо очертить в законе». Сейчас также обсуждается возможность разрешить банкам не открывать счета и не проводить операции, если источник доходов вызывает сомнения, рассказывает Аксаков. Это давняя история – сами же банки об этом просят, говорит председатель совета директоров «МДМ банка» Олег Вьюгин: «Сейчас банки могут лишь информировать компетентные органы о том, что операция вызывает подозрение, но отказать в ней не должны и в результате фактически способствуют отмыванию доходов».

Раскрытие информации будет новым способом устранения конкурентов, ведь «все друг про друга все знают», полагает сотрудник одной из госкомпаний: «Рассказываешь кому надо, что мешающий тебе человек имеет долю в офшоре, и дело с концом». У власти появляется еще один рычаг давления на людей, говорит человек из электроэнергетики. И только топ-менеджер московского аэропорта согласен на усиление контроля: «Сокрытие информации обычно влечет либо создание более льготных условий для собственной структуры, либо создание препон для других игроков. Подобного допускать нельзя».