Медведев собрался победить коррупцию с помощью приватизации и дерегулирования

Приватизация и дерегулирование – вот основные инструменты искоренения коррупции, считает Дмитрий Медведев. От правительства он требует составить «дорожные карты» реализации обеих мер
М.Стулов

Вчера президент Медведев обсудил на встрече «большого правительства» меры борьбы с коррупцией. Докладчиками были директор по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики Сергей Алексашенко и ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев.

В первоначальном варианте доклада, с которым ознакомились «Ведомости», предлагалось принять национальную программу «Антикоррупция» из четырех основных блоков: борьба с «большой» коррупцией, снижение уровня бытовой коррупции, повышение эффективности госзакупок и менеджмента госкомпаний, налаживание механизмов общественного контроля.

Большинство идей из этих четырех блоков Медведев мягко отклонил. Например, выступил против создания отдельного антикоррупционного органа – ему больше нравится идея поместить такую структуру внутрь Генпрокуратуры.

Зато президент поддержал пятый блок предложений, который появился в финальной версии доклада, – сокращение государственного вмешательства в экономику. «Мы считаем, что государство должно объяснить обществу, зачем оно вмешивается в экономику по каждому конкретному случаю», – заявил Гуриев (цитата по kremlin.ru). Правительству к 1 июля поручено составить закрытый (не дополняемый) перечень госкомпаний, которые следует сохранить в госсобственности, – с обоснованием необходимости сохранения. К 1 октября, после обсуждения экспертами «большого правительства», список должен быть утвержден.

Не попавшие в него активы должны быть приватизированы, для этого к 1 декабря следует составить «дорожную карту» продажи каждого актива – со сроками, целями и способами приватизации, а также ответственными за поручения лицами, сообщил Гуриев.

«Абсолютно это поддерживаю, на 100%, без каких-либо обсуждений», – реагировал Медведев.

Президент поддержал то, что было сказано, объяснил его помощник Аркадий Дворкович «Ведомостям»: «[В том числе] определение перечня не подлежащих приватизации [госкомпаний] и приватизацию всего остального в определенный период времени».

По оценкам ЕБРР, 35% российского ВВП обеспечивают госкомпании, правительственные эксперты, переписывавшие «Стратегию-2020», считают, что еще больше. В развитых странах на госсектор приходится не более 20% ВВП, считает ЕБРР. Исходить в управлении госимуществом из принципа «продавай или объясняй, почему не продаешь» предлагается и в итоговой версии «Стратегии-2020».

Все сделки, расширяющие госсектор, должны быть в красной зоне, пишут правительственные эксперты.

Пока никаких «дорожных карт» и расширенных списков приватизируемых активов не готовится, говорит федеральный чиновник имущественного блока. А вот список компаний, которые государство не готово продавать, уже утвержден указом президента, в нем 192 стратегических предприятия, напоминает собеседник «Ведомостей»: «О приватизации остальных 2500 госкомпаний и более 1000 ФГУПов можно объявить хоть завтра, вопрос – кто их купит и по какой цене». Нужно понимать, что продать все активы удастся не раньше чем через 15–20 лет, считает он.

Президент уже инициировал расширение приватизации, в том числе полный выход из капитала «Роснефти», «Русгидро», ВТБ, продажу 25% РЖД, 10% «Роснано», но правительство до сих пор не добавило их в программу приватизации, напоминает сотрудник аппарата правительства: «У [премьера Владимира] Путина настороженный подход к приватизации, и, когда он вступит в должность президента, заблокировать эти инициативы ему не составит труда».

Гуриев и Алексашенко предложили также кардинально сократить регулирующие функции государства. К 1 июля правительство должно определить перечень функций, которые целесообразно оставить у государства, к марту 2013 г. – принять «дорожные карты», предусматривающие передачу остальных функций саморегулируемым организациям (СРО), заявил Гуриев.

Медведев эту идею также поддержал.

Передавать функции СРО правительство начало с 2008 г. Пока СРО созданы в нескольких отраслях – арбитражных управляющих, оценщиков, строителей. В строительстве сейчас уже более 240 СРО, они конкурируют между собой, рассказывает руководитель экспертного совета «Деловой России» Антон Данилов-Данильян, но основная проблема при переходе к СРО – это попытка людей из контролирующих организаций взять СРО под контроль.

СРО в некоторых случаях оказались даже более обременительными для бизнеса, чем чиновники, признает сотрудник Минэкономразвития: «Из института СРО выйдет толк для бизнеса не здесь и не сейчас, а через пару лет».

Надоели лозунги, говорит замруководителя Межведомственного аналитического центра Юрий Симачев: «Приватизация повысит инвестиционную привлекательность российской экономики, но к борьбе с коррупцией это отношения не имеет». К сокращению госфункций тоже нужно подходить аккуратно, нельзя полностью отказываться от регулирования, уверен он.

Давая поручения правительству на осень, Медведев дает поручения самому себе, шутит сотрудник аппарата правительства.