Политика
Бесплатный
Максим Товкайло|Наталья Костенко
Статья опубликована в № 3066 от 23.03.2012 под заголовком: Приватизация как оружие

Медведев собрался победить коррупцию с помощью приватизации и дерегулирования

Приватизация и дерегулирование – вот основные инструменты искоренения коррупции, считает Дмитрий Медведев. От правительства он требует составить «дорожные карты» реализации обеих мер
М.Стулов / Ведомости

Вчера президент Медведев обсудил на встрече «большого правительства» меры борьбы с коррупцией. Докладчиками были директор по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики Сергей Алексашенко и ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев.

В первоначальном варианте доклада, с которым ознакомились «Ведомости», предлагалось принять национальную программу «Антикоррупция» из четырех основных блоков: борьба с «большой» коррупцией, снижение уровня бытовой коррупции, повышение эффективности госзакупок и менеджмента госкомпаний, налаживание механизмов общественного контроля.

Большинство идей из этих четырех блоков Медведев мягко отклонил. Например, выступил против создания отдельного антикоррупционного органа – ему больше нравится идея поместить такую структуру внутрь Генпрокуратуры.

Зато президент поддержал пятый блок предложений, который появился в финальной версии доклада, – сокращение государственного вмешательства в экономику. «Мы считаем, что государство должно объяснить обществу, зачем оно вмешивается в экономику по каждому конкретному случаю», – заявил Гуриев (цитата по kremlin.ru). Правительству к 1 июля поручено составить закрытый (не дополняемый) перечень госкомпаний, которые следует сохранить в госсобственности, – с обоснованием необходимости сохранения. К 1 октября, после обсуждения экспертами «большого правительства», список должен быть утвержден.

Не попавшие в него активы должны быть приватизированы, для этого к 1 декабря следует составить «дорожную карту» продажи каждого актива – со сроками, целями и способами приватизации, а также ответственными за поручения лицами, сообщил Гуриев.

«Абсолютно это поддерживаю, на 100%, без каких-либо обсуждений», – реагировал Медведев.

Президент поддержал то, что было сказано, объяснил его помощник Аркадий Дворкович «Ведомостям»: «[В том числе] определение перечня не подлежащих приватизации [госкомпаний] и приватизацию всего остального в определенный период времени».

По оценкам ЕБРР, 35% российского ВВП обеспечивают госкомпании, правительственные эксперты, переписывавшие «Стратегию-2020», считают, что еще больше. В развитых странах на госсектор приходится не более 20% ВВП, считает ЕБРР. Исходить в управлении госимуществом из принципа «продавай или объясняй, почему не продаешь» предлагается и в итоговой версии «Стратегии-2020».

Все сделки, расширяющие госсектор, должны быть в красной зоне, пишут правительственные эксперты.

Пока никаких «дорожных карт» и расширенных списков приватизируемых активов не готовится, говорит федеральный чиновник имущественного блока. А вот список компаний, которые государство не готово продавать, уже утвержден указом президента, в нем 192 стратегических предприятия, напоминает собеседник «Ведомостей»: «О приватизации остальных 2500 госкомпаний и более 1000 ФГУПов можно объявить хоть завтра, вопрос – кто их купит и по какой цене». Нужно понимать, что продать все активы удастся не раньше чем через 15–20 лет, считает он.

Президент уже инициировал расширение приватизации, в том числе полный выход из капитала «Роснефти», «Русгидро», ВТБ, продажу 25% РЖД, 10% «Роснано», но правительство до сих пор не добавило их в программу приватизации, напоминает сотрудник аппарата правительства: «У [премьера Владимира] Путина настороженный подход к приватизации, и, когда он вступит в должность президента, заблокировать эти инициативы ему не составит труда».

Гуриев и Алексашенко предложили также кардинально сократить регулирующие функции государства. К 1 июля правительство должно определить перечень функций, которые целесообразно оставить у государства, к марту 2013 г. – принять «дорожные карты», предусматривающие передачу остальных функций саморегулируемым организациям (СРО), заявил Гуриев.

Медведев эту идею также поддержал.

Передавать функции СРО правительство начало с 2008 г. Пока СРО созданы в нескольких отраслях – арбитражных управляющих, оценщиков, строителей. В строительстве сейчас уже более 240 СРО, они конкурируют между собой, рассказывает руководитель экспертного совета «Деловой России» Антон Данилов-Данильян, но основная проблема при переходе к СРО – это попытка людей из контролирующих организаций взять СРО под контроль.

СРО в некоторых случаях оказались даже более обременительными для бизнеса, чем чиновники, признает сотрудник Минэкономразвития: «Из института СРО выйдет толк для бизнеса не здесь и не сейчас, а через пару лет».

Надоели лозунги, говорит замруководителя Межведомственного аналитического центра Юрий Симачев: «Приватизация повысит инвестиционную привлекательность российской экономики, но к борьбе с коррупцией это отношения не имеет». К сокращению госфункций тоже нужно подходить аккуратно, нельзя полностью отказываться от регулирования, уверен он.

Давая поручения правительству на осень, Медведев дает поручения самому себе, шутит сотрудник аппарата правительства.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать