Россия не знает, кто у нее политические заключенные

Идея оппозиции освободить политзаключенных не находит отклика у россиян: они не понимают, что это за люди, не считают политзаключенным даже Ходорковского и не ратуют за его свободу

Есть ли в стране политзаключенные и кого можно считать таковыми, спрашивал ВЦИОМ (24–25 марта, 1600 человек в 46 регионах, погрешность до 3,4%). На вопрос, кто такие политзаключенные, относительное большинство, 40%, ответить затруднились. 26% считают политическими тех, кто выступил или выступает против власти. Есть и другие идеи: 8% относят к политическим заключенным инакомыслящих, 6% – неугодных властям, 5% – выдавших гостайну и совершивших прочие преступления против государства, 3% – коррупционеров и воров, 2% – врагов народа и предателей родины.

Тем не менее 39% граждан считают, что политзаключенные в стране есть, но их имен не знают. 10% считают таковым Ходорковского и по 1% – Платона Лебедева и Бориса Березовского. 23% уверены, что такой категории нет, а 26% затрудняются ответить.

Когда социологи спрашивают конкретно о Ходорковском – за что он несет наказание, – относительное большинство, 44%, отвечает: за совершенные экономические преступления. 27% вообще о нем и его деле ничего не знают. И лишь 19% утверждают, что Ходорковского преследуют по политическим мотивам. В официальную версию его наказания верят сторонники четырех парламентских партий, в наибольшей степени (51%) коммунисты. Подавляющее большинство сторонников непарламентских партий (54%) считают, что бывшего совладельца ЮКОСа карают за политику.

Половина россиян верят в существование политзаключенных, но это навеяно протестными акциями, потому что о том, кто эти люди, граждане имеют размытое представление, констатирует директор по коммуникациям ВЦИОМ Ольга Каменчук. Подавляющее большинство не относит к таковым Ходорковского и, как показывают другие исследования, не желает его освобождения, хотя отмечается и рост равнодушия.

Недавний опрос «Левада-центра» показал, что выдвинутое на Болотной требование освободить политзаключенных близко только 29% россиян.

Депутат-эсер Геннадий Гудков, который вместе с журналисткой Ольгой Романовой передал в президентский совет по правам человека список несправедливо осужденных из 39 человек, предлагает делать скидку на то, что не во всех городах активно пользуются интернетом. Но с большим проникновением его в жизнь у людей будет появляться альтернатива официальной пропаганде, считает он.

Даже если 39% не знают, кого можно назвать политзаключенными, но думают, что они есть, – это много для людей, которые живут обыденной жизнью, считает политолог Игорь Бунин, это достаточный сигнал властям для того, чтобы новый президент хотя бы частично решал эту проблему.