Политика
Бесплатный
Ольга Кувшинова

Минэкономразвития предложило выбрать между нефтью и людьми

Энергетическая сверхдержава или великая страна, комфортная для жизни, – такой выбор предлагает сделать правительству Минэкономразвития, разработавшее сценарии развития российской экономики до 2030 г.
А.Махонин / Ведомости

Прогноз – это первый этап в формировании долгосрочной экономической политики, рассказал замминистра Андрей Клепач: он показывает, какими могут быть приоритеты экономической политики и на какие параметры будут опираться долгосрочная бюджетная стратегия, госпрограммы, политика в ключевых секторах экономики и различных сферах жизни общества. После «обратной связи» с министерствами и регионами будет сформирована комплексная программа развития, работа над которой будет завершена новым составом правительства, вероятно, ближе к концу года, полагает Клепач. А сам прогноз правительство рассмотрит на заседании 26 апреля: ему предстоит выбрать один из двух основных вариантов – инновационный (модернизация) или энергосырьевой.

Энергосырьевой вариант делает ставку на укрепление сырьевой специализации России в мире: дальнейшее увеличение роли ТЭКа в экономике, сохранение его доминирования в структуре ВВП и экспорте. Государство с участием бизнеса займется масштабными разработками новых месторождений, повышением эффективности добычи нефти за счет новых технологий, строительством электростанций, прокладкой новых трубопроводов и к 2030 г. превратится в энергетическую сверхдержаву.

В инновационном сценарии государство делает ставку на людей и высокие технологии, увеличивая собственные инвестиции и привлекая частных инвесторов в инновационный комплекс – сферы образования, здравоохранения, науку, связь, машиностроение, информатизацию – доля которого увеличивается с нынешних 11% до 20% ВВП. К 2020 г. завершается модернизация транспортной сети. Зависимость от нефти у экономики и бюджета снижается, формируются конкурентоспособные сектора, не связанные с добычей или переработкой сырья.

Как в еврозоне

В зависимости от сценария экономика имеет разную траекторию роста: в среднем на 4,4% в год при модернизации или 3,5-3,6% – при консервативном развитии. В первом случае Россия увеличивает свою долю в мировом ВВП с 3% до 3,7%, во втором темпы ее роста практически совпадают с мировыми.

Более высокие темпы достигаются за счет изменения движущих сил экономики, пояснил Клепач. «Русское чудо» 2000-х гг. – 7%-ные темпы роста – более чем наполовину (на 4 процентных пункта) были обеспечены наращиванием объемов добычи и экспорта углеводородов благодаря растущему мировому спросу. В дальнейшем при ожидаемой министерством стагнации нефтедобычи вклад этого фактора в рост ВВП снижается до 1,5-2 п. п. Вклад инновационного сектора повышается с 0,5 п. п. до 1,4-1,8 п. п., что в сочетании с накоплением капитала (до 30% ВВП против нынешних 20%) обеспечивает экономике высокие темпы. Они позволят сократить разрыв подушевого ВВП со странами еврозоны – к 2030 г. ВВП на душу населения России по паритету покупательной способности достигнет 90-95% от уровня еврозоны с нынешних 48%.

«Такая модель предполагает не только существенные структурные сдвиги в экономике, но и социальные изменения», – подчеркивает Клепач. Средний класс будет составлять почти половину населения (сейчас – 22%). К среднему классу министерство относит людей с доходом выше шести прожиточных минимумов (34 000 руб. в настоящий момент), имеющих автомобиль, жилье, возможность частично оплачивать услуги здравоохранения, образования и отдыхать за границей. Конечно, критерий среднего класса – это не только доход, но и социальный статус, уточняет Клепач: «По сути, это та модель роста, при которой большая часть занятых интеллектуальным трудом – квалифицированные работники промышленности, основная часть преподавателей, врачей, научных работников, – действительно будут своим трудом обеспечивать себе уровень жизни, сопоставимый с параметрами еврозоны». Сейчас это доступно в основном занятым в добыче и экспорте сырья, сфере финансовых операций и немногочисленной элите работников здравоохранения и образования, добавил он.

Нефть – не главное

Фактор цен на нефть в прогнозе-2030, в отличие от традиционных трехлетних прогнозов, хоть важен, но не самое главное, обратил внимание Клепач. Базовый вариант для обоих сценариев предполагает одинаковый и достаточно консервативный уровень цен на нефть: они будут расти примерно на 1% в год в реальном выражении, до $106/барр. в 2030 г. в ценах 2010 г. Но дополнительно министерство просчитало различные риски, связанные как с падением и последующей фиксацией цен на уровне $80/барр., так и «отвязыванием» цен на газ от нефтяных и изменением механизма функционирования европейского рынка газа. В обоих случаях при консервативной модели развития темпы роста России будут менее 3%. Инновационный сценарий смягчает внешние шоки из-за формирования «достаточно мощного ненефтяного сектора», указывает Клепач. До 2030 г. Россия ощутит последствия двух мировых кризисов, следует из прогноза: «Хотя датировать даты кризисов еще хуже, чем даты землетрясений, тем не менее наш анализ показывает вероятность кризисной полосы в 2017-2019 гг. и в 2025-2026 гг.", – говорит замминистра.

Демографические параметры прогноза-2030 опираются на средний вариант прогноза Росстата, предполагающий стабилизацию численности населения при сокращении в нем доли трудоспособного. Именно из-за снижения доли трудоспособного населения многие эксперты прогнозируют России очень низкие темпы роста, говорит Клепач: «Мы исходим из того, что рост производительности труда должен компенсировать негативную демографию».

Кто оплатит

Бюджетная система за переход на новые рычаги роста заплатит хроническим дефицитом в 1,5-2% ВВП. Этот уровень дефицита позволяет как реализовать намеченные цели модернизации, включая предвыборные обещания Владимира Путина и госпрограмму вооружений в 22 трлн руб. Дмитрия Медведева, так и не вызывает проблем с финансированием. Госдолг увеличивается до 20-25% ВВП, в основном за счет внутренних заимствований. При энергосырьевом сценарии бюджет становится бездефицитным с 2015 г. Но за это придется заплатить более низкими инвестициями в человеческий капитал (доля среднего класса вырастет только до трети), размер денежного довольствия военнослужащих возвратится к дореформенному уровню, и саму программу вооружений придется сокращать. Формула «бюджетного маневра» консервативного сценария (до 2020 г.) – плюс 1% ВВП на здравоохранение и образование, плюс 0,8% ВВП на оборону и безопасность и минус 0,5% ВВП на экономику. При инновационном сценарии расходы государства на здравоохранение, образование и науку растут на 2% ВВП, на экономику – на 0,5% ВВП, на оборону и безопасность – на 1% ВВП.

Но основным инвестором модернизации должен стать бизнес. Например, министерство ожидает, что его расходы на НИОКР сравняются с объемом государственных, увеличившись с 0,3 до 1,2% ВВП. Для этого «должен произойти переворот в мозгах, определенная революция в отношении частного бизнеса и к образованию, и к прикладным исследованиям и разработкам», считает Клепач. На вопрос, не должен ли этот переворот сопровождаться предварительным «переворотом в мозгах» у политической элиты, Клепач заметил: «Это как объясняться в любви: не важно, кто это сделает первым, главное – взаимность». Сейчас сферу НИОКР фактически финансирует государство, но бизнес уже делает первые шаги навстречу, отметил он: «Многие компании создают инжиниринговые центры. Предполагается, что масштабы этой деятельности возрастут и она станет важным макроэкономическим фактором».

Жить по правде

По сути, выбор сценария правительство сделало еще в конце 2008 г., утвердив концепцию долгосрочного развития, предполагающую переход к инновационной модели, напомнил Клепач. В то же время, признают авторы прогноза, консервативный сценарий отражает доминирующие интересы в российской экономике и его реализация более вероятна. Социально ориентированный сценарий предполагает гораздо более сложную структуру управления – как для государства, так и для бизнеса, чему препятствует недостаток профессионализма у обоих. Переход к инновационному социально ориентированному развитию предполагает формирование новой элиты в бизнесе, государственном аппарате и обществе, ориентированной на завоевание Россией лидирующих позиций в мире, говорится в прогнозе.

По оценке научного руководителя Высшей школы экономики Евгения Ясина, долгосрочный рост России на уровне 4% невозможен без политической либерализации. Именно она сможет повысить рост деловой активности бизнеса, не заинтересованного в долгосрочных инвестициях из-за несовершенств правовой системы. «Речь идет об обеспечении реального верховенства права, значимом снижении коррупции, самоограничении власти. Короче, о демократизации», – убежден Ясин.

Демократия важна, но к ней все не сводится, возражает Клепач: более важен вопрос профессионализма – как корпораций, так и государства. Инновационный сценарий строится на притоке капитала, отмечает он, а приток означает доверие к России не только со стороны иностранных инвесторов, а прежде всего доверие внутри страны, говорит замминистра: доверие и со стороны предпринимателей к государству, но и, что более важно, общества к самим предпринимателям. «Чтобы Россия была не только великой страной, но и страной, где комфортно жить, необходимо доверие друг к другу. Можно к этому идти через демократию, но не обязательно. Есть масса других вещей, без которых мы проиграем конкуренцию, без которых люди будут уезжать из России и без которых так или иначе у нас будет постоянная смута. Главное – надо жить по правде: что на уровне власти, что на уровне корпораций, что в семье, – тогда все будет хорошо».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more