Политика
Бесплатный
Лилия Бирюкова

Положение с правами человека на Северном Кавказе не улучшается

Amnesty International считает, что главной проблемой остаются "вооруженные люди в масках"
Musa Sadulaev / AP

Сегодня правозащитная организация Amnesty International опубликовала доклад о состоянии прав человека в республиках Северного Кавказа. Особый акцент сделан на Ингушетии, где действия правоохранительных органов, предпринимаемые в ответ на действия незаконных вооружённых формирований, усугубляют нестабильность в регионе. Несмотря на то что внимание уделяется Ингушетии, выводы по республике применимы ко всему региону, отмечают правозащитники. Главные проблемы - убийства, пытки и незаконные исчезновения - не решаются российскими властями, несмотря на то что в конечном счете пострадавшие родственники обращаются в Европейский суд по правам человека, что обходится российскому бюджету в круглые суммы.

«В последние годы ситуация на Северном Кавказе почти не попадает в поле зрения как российской, так и международной общественности, однако в регионе по-прежнему бесконтрольно и безнаказанно грубо нарушаются права человека. Настала пора приложить реальные усилия, чтобы восстановить правопорядок и прекратить нарушения прав человека, совершаемые сотрудниками правоохранительных органов, которых ничто не сдерживает. Именно от этого зависит обеспечение безопасности региона в долгосрочной перспективе», — сказал Джон Дальхузен, директор программы Amnesty International по Европе и Центральной Азии.

По примерным оценкам правозащитников, с 2002 г. "вооружённые люди в масках" похитили более 200 человек. При этом ни в Ингушетии, ни в других северокавказских республиках никого не привлекли к ответственности за насильственные исчезновения. Каждый год в Ингушетии звучат утверждения о незаконных казнях, чаще всего совершаемых во время спецопераций, однако ни одно такое дело не дошло до суда.

Операции силовых ведомств окружены завесой секретности, что, по сути, дает «зеленый свет» нарушениям прав человека.

Кроме того, структура правоохранительных органов на Северном Кавказе отличается запутанностью и непрозрачностью, что позволяет им отрицать осведомленность либо причастность к нарушениям прав человека, которые, как правило, совершаются сотрудниками правоохранительных органов в масках и без знаков различия на форме, передвигающимися на машинах без опознавательных знаков.

И хотя система российского уголовного правосудия недавно подверглась существенной модернизации, включая введение процессуальных и практических гарантий против пыток, отвечающих международным стандартам в области прав человека, имеются убедительные свидетельства того, что пытки и по сей день широко применяются сотрудниками правоохранительных органов для выбивания признаний и других показаний, которые потом предоставляются суду, говорится в резюме доклада.

В качестве одного из самых вопиющих случаев правозащитники приводят историю чеченца Зелимхана Читигова, которому в апреле 2010 г. примерно 30 вооруженных мужчин надели на голову полиэтиленовый пакет, связали руки за спиной, после чего отвезли в неустановленное место. Когда он отказался сознаться в террористической деятельности, его избили, подвергли пытке электрическим током, вырвали ногти на ногах, а также пытали, подвешивая на металлических трубах и выкручивая кожу плоскогубцами. Как ему позже стало известно, его пытали в Центре по борьбе с экстремизмом Министерства внутренних дел, расположенном в Назрани. Когда его наконец доставили в суд, Зелимхан Читигов не мог ходить и потерял сознание прямо в зале суда. Его отвезли в больницу, где он пробыл под охраной два месяца, а затем его отпустили под подписку о невыезде. К этому моменту он по-прежнему не мог ни ходить, ни говорить, а также страдал от постоянных приступов паники. Врачи определили у него серьезные травмы головы и позвоночника, а также повреждения внутренних органов. В июле 2010 г. по факту его утверждений о пытках и тайном содержании под стражей было заведено уголовное дело; суд продолжается до сих пор.

В результате вооруженного конфликта в Чечне в 1990-х гг. в Ингушетию прибыло свыше 100 000 беженцев. По мере расползания чеченского конфликта на территории соседних республик в последнее десятилетие в Ингушетии активизировались незаконные вооруженные формирования, которые, помимо прочего, покушались на жизнь президентов республики Мурата Зязикова (апрель 2004 г.) и Юнус-Бека Евкурова (июнь 2009 г.). Кроме того, от их рук гибли и мирные жители. Их убивали специально либо они гибли случайно в ходе перестрелок. Это привело к тому, что численность разнообразных правоохранительных органов возросла, и они стали регулярно проводить спецоперации (как правило, ограниченного масштаба).

Проблему вседозволенности силовиков подчеркивает и глава республики: Евкуров часто подчеркивает, что от жителей республики поступает много жалоб на их неправомерные действия: «Приходит запрос с какого-либо региона России о том, что человек в чем-то подозревается. Проводится целая спецоперация. Едут его задерживать в четыре часа утра с "Уралами", БТРами… Зачем пугать людей? Каждое действие силовиков должно быть оправданным»,- заявлял Евкуров, предлагая ввести жесткие ограничения на проезд военной техники по населенным пунктам. республики.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать