Статья опубликована в № 3143 от 13.07.2012 под заголовком: Чиновник по мерке

У министров и руководителей федеральных ведомств появятся персональные KPI

У министров и руководителей федеральных ведомств появятся персональные оценки эффективности – как у менеджеров в бизнесе. Руководителям таможенной и налоговой служб придется поискать баланс между снижением нагрузки на бизнес и выполнением бюджетного плана
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
В.Баранов

На форуме «Иннопром» немецкий бизнесмен пожаловался премьеру Дмитрию Медведеву на сложность прохождения российской таможни. Медведев поделился проблемой: «Когда я разговариваю с руководителем нашей таможенной службы [Андреем Бельяниновым], он мне задает вопрос, на который не так просто отвечать, он говорит: вы сами определитесь, чего вы от нас хотите, чтобы мы просто контролировали порядок ввоза и вывоза товаров, чтобы законы соблюдались – это одна цель, или вы хотите, чтобы мы зарабатывали для государства большие деньги – это другая цель, и мы [сейчас] этим занимаемся». Важна и открытая дорога для бизнеса, и фискальная задача, но нужно решить, в какой пропорции, констатировал Медведев.

Медведев уже поручал Минэкономразвития разработать оценки эффективности деятельности (KPI) руководителей федеральных органов исполнительной власти в части улучшения условий ведения бизнеса. «Ведомости» ознакомились с проектом предложений министерства, имеющим вид постановления правительства (официально не внесено). KPI вводятся и для руководителей двух основных доноров (98% в 2011 г.) бюджета – федеральных таможенной (ФТС) и налоговой (ФНС) служб.

Для Бельянинова предложено шеcть KPI (см. врез; исчерпывающий список KPI – на www.vedomosti.ru). Предельное количество документов для экспорта должно снизиться с восьми в 2012 г. до четырех в 2018 г., время на помещение товаров под процедуру экспорта – с 72 часов до 2; документов для импорта – с 10 до 4, а время – с 96 часов до 2. К 2018 г. таможня должна принимать почти все документы (99%, сейчас – 40%) в электронном виде. Доля бизнеса, положительно оценивающего работу таможни, должна за пять лет вырасти с 30 до 70%.

Руководителю ФНС Михаилу Мишустину предложено также шесть KPI, но лишь три из них связано с налогами. Первый – снизить предельное время на уплату налогов малым и средним бизнесом с 250 до 88 часов в год. Показатель рассчитывается для промышленной или торговой компании на обычном налоговом режиме со штатом в 60 человек. Предстоит также добиться роста доли выигранных в судах дел: по суммам – с 64,5 до 80%, по признанным действительными решениям налоговых органов – с 37,2 до 52%. Ответственность за повышение удовлетворенности бизнеса работой налоговиков с тех же 30 до 70% возложена на Минфин. Еще три показателя привязаны к регистрации компаний: предельному числу процедур для регистрации ООО (с 9 до 3), сроку регистрации ООО (с 30 дней до 5) и доле регистраций с использованием интернета (менее чем с 5 до 90%).

Попытки создать KPI для госорганов уже были в середине 2000-х гг., напоминает чиновник правительства, но идея провалилась: Минфин, например, отвечал за инфляцию, за величину долга. Показатели были условными, на практике их было достигать не обязательно, считает он: «Все понимали, что инфляция – результат всей экономической политики правительства и ЦБ, а не отдельного Минфина». Теперь задача – выработать конкретные показатели, полагает он.

Пока возможности снизить общую налоговую и таможенную нагрузку нет, так что нужно обратиться к улучшению администрирования, замечает замдиректора департамента Минэкономразвития Татьяна Илюшникова, поэтому упор и сделан на такие показатели, кроме того, они соответствуют методике рейтинга Doing Business.

Президент Владимир Путин поручил к 2020 г. подняться в списке Doing Business на 100 ступеней. У ФНС есть внутренние показатели для сотрудников, к ним привязано премирование, но нет KPI, позволяющих оценить работу извне, замечает Илюшникова.

Органы власти нельзя оценивать по той же схеме, что и корпоративные структуры: они действуют в сфере общественных отношений и несут политическую ответственность, считает руководитель Комитета гражданских инициатив Алексей Кудрин: «Главным измерителем для органов власти должна быть общественная оценка, выборы – лучший индикатор».

Федеральный чиновник сомневается, что выполнение KPI зачтут как оправдание недонаполнению бюджета.

За срыв KPI в проекте постановления правительства санкции не установлены. Санкции – прерогатива руководителей государства, говорит пресс-секретарь президента Дмитрий Песков: существует Трудовой кодекс и ответственность за неисполнение трудовых обязанностей, там есть все необходимые меры.

Решение о санкциях за недостижение целевых показателей должно исходить из здравого смысла, считает пресс-секретарь правительства Наталья Тимакова, жесткие решения должны приниматься только при отсутствии объективных причин, которые могли повлиять на то, что цели достигнуты не были.

Если есть показатели эффективности, то должны быть и меры дисциплинарного воздействия за их недостижение, считает директор АСИ по направлению «новый бизнес» Артем Аветисян, но нужно думать не только о наказании, но и о поощрении.

«Нас эти KPI не пугают», – утверждает представитель ФНС: уже сейчас у среднего предприятия уходит на отчетность 150–180 часов, а не 250, об этом свидетельствуют и исследования «Деловой России» и «Опоры». Исследование «Опоры» показывает удовлетворенность работой службы в 70%, продолжает он, по выигрышам в судах за 2011 г. достигнут значительный прогресс, по суммам – на 20% до 64,5%. Представитель ФТС отказался комментировать, совместимы ли KPI с задачами по сбору платежей в бюджет: ФТС направила предложения в Минэкономразвития.

Вице-президент «Опоры» Владислав Корочкин говорит, что в последние несколько лет с проверками к малому бизнесу приходят значительно реже и настроение у проверяющих иное. Плохо только, что ФНС предпочитает судиться по возврату переплаченных налогов, хотя решение каждый раз все равно не в ее пользу, отмечает Антон Данилов-Данильян из «Деловой России».

С таможней дела обстоят намного хуже, говорят Корочкин и Данилов-Данильян. Процедур, нюансов и неопределенности намного больше, перечисляет Корочкин. Самое страшное – ввоз инновационного оборудования, которое вносится в уставный капитал, а значит, освобождается от уплаты НДС и пошлины, сетует Данилов-Данильян.

Выполнение показателей по судам может заставить ФНС пересмотреть политику налоговых проверок, полагает сотрудник налоговых органов: сейчас много сил тратится на незначительные проверки, доначисления носят сомнительный характер. Чтобы увеличить выигрыш дел до 80%, нужно концентрироваться на крупных и явно уклоняющихся налогоплательщиках, констатирует он.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more