Президент и премьер поспорили о своевременности ввода войск в Южную Осетию

Путин согласился с авторами скандального фильма в том, что Медведев долго тянул с решением о применении силы, и по сути опроверг утверждение младшего члена тандема о том, что тот сам решал, начинать ли войну с Грузией
Dmitry Lovetsky / AP Photo

Президент Владимир Путин и премьер-министр Дмитрий Медведев в день четвертой годовщины российско-грузинской войны за Южную Осетию вступили в заочную полемику по поводу своевременности ввода российских войск в атакованную Грузией республику, значительную часть населения которой составляли граждане России.

Перед началом военного конфликта с Грузией Путин потерял статус верховного главнокомандующего, уступив пост президента Медведеву. В первых числах августа Путин находился в Пекине на открытии Олимпийских игр, а Медведев отдыхал в своей волжской резиденции. В ходе конфликта погибли 67 российских военнослужащих. Власти Южной Осетии сообщили, что жертвами агрессии стали более полутора тысяч человек.

На днях в интернете появился анонимный фильм с жесткой критикой Медведева за нерешительность во время войны с Грузией. На пресс-конференции в среду, 8 августа, посвященной итогам переговоров с президентом Армении Сержем Саргсяном, корреспондент "РИА Новости" спросил Путина об отношении к фильму и личном участии в принятии решения о вводе войск в Южную Осетию.

Путин не стал говорить, видел ли он фильм, но фактически подтвердил некоторые утверждения его авторов. Президент рассказал, что у России был план на случай вторжения Грузии в Южную Осетию. Документ был разработан Генштабом "где-то в конце 2006 г. или в начале 2007 г.", согласован и утвержден Путиным. При этом он, по сути, опроверг утверждение Медведева годичной давности о том, что последний самостоятельно принимал решение о вводе войск. "Я звонил дважды и Дмитрию Анатольевичу [Медведеву], и 7, и 8 числа, и министру обороны [Анатолию Сердюкову]. Мы обсуждали эту проблему", - сказал Путин (цитата есть в материалах на сайте Кремля).

В августе 2011 г. в интервью телеканалам Russia Today, "Первый информационный кавказский" и радиостанции "Эхо Москвы" тогдашний президент Медведев утверждал, что "никто никому не звонил". "Мы с ним [Путиным] связались спустя сутки <...> Я уже все приказы отдал. Там уже вовсю все полыхало. Владимир Владимирович просто выступил с заявлением о том, что мы категорически этого не приемлем, естественно, правильно поступил. Спустя сутки мы только с ним связались, поговорили по закрытой связи, потому что такие вопросы, как вы понимаете, все-таки по радиотелефону не очень хорошо обсуждать, а с другими странами эта связь организуется не очень просто. Спустя сутки мы поговорили, потом он вернулся, мы уже, естественно, какие-то вещи обсуждали, но еще до его возвращения я собрал Совбез, объяснил свою позицию, почему я принял решение открыть ответный огонь и вступить в этот конфликт, члены Совета Безопасности меня поддержали. После этого я собрал всех в Сочи, там уже был и Путин тоже", - сказал он (цитата есть в материалах на сайте Кремля).

Откровениями о событиях начала августа 2008 г. Путин продолжил делиться в интервью "РИА Новости". Он заявил, что информацию о том, что происходило в Южной Осетии, он получал напрямую из Цхинвала от журналистов, которые были "единственным главным источником его информации на тот период времени". "Именно журналисты выходили на моего пресс-секретаря Дмитрия Сергеевича Пескова, а он уже подходил ко мне и со ссылкой на них, очевидцев происходивших там событий, информировали о боевых действиях", - рассказал Путин. По его словам, со ссылкой на эти данные он потом и беседовал с президентом и министром обороны.

При этом Путин подтвердил главный тезис авторов скандального фильма, что Медведев принял решение о вводе в Южную Осетию войск с большим опозданием. Отвечая на вопрос о причине промедления российских войск на сутки, президент заявил: "Там не сутки, там трое суток - 6, 7, 8 августа". При этом он не стал отвечать на вопрос, настаивал ли он тогда во время телефонных разговоров на применении военной силы. "Это другой вопрос", - сказал он.

Спустя несколько часов на лентах информагентств появилось заявление Медведева, приехавшего в годовщину военного конфликта в Южную Осетию, о том, что решение о вводе войск было принято вовремя. "Это решение было принято своевременно, достаточно быстро, удалось предотвратить гораздо более существенные жертвы. Мне пришлось принять непростое решение, которое восстановило баланс и принесло мир", - заявил Медведев на встрече с президентом Южной Осетии Леонидом Тибиловым (цитаты по "РИА Новости").

Позже Медведев повторил журналистам, что самостоятельно и своевременно принял решение об ответном ударе по Грузии. "Все решения, которые были тогда приняты, они были приняты ровно тогда, когда это необходимо было сделать", - сказал он. "Я свое решение принял спустя два с половиной часа после того, как грузинская армия начала активные действия. Не раньше, потому что это было бы неправильно, так как это было решение о применении вооруженных сил Российской Федерации на иностранной территории, подчеркиваю, на иностранной территории. Но и не позже", - подчеркнул премьер. "Те, кто говорит иначе, либо не знают, либо сознательно искажают", - отметил он.

При этом Медведев признал, что связался с Путиным, который тогда находился в Пекине, 8 августа. "Но дело даже не в том, кто, когда и с кем связывался, а в том, в какой момент, какие решения надо было принять, - отметил премьер. - Я уверен, что те решения, которые мною были приняты, об ответном применении силы, в той ситуации, которая тогда сложилась, были приняты ровно в тот момент, когда их необходимо было принять". "В отношении моих консультаций с коллегами, с министром обороны, с другими коллегами, я уже комментарии давал. Они сводятся к следующему: решения такого рода принимает только один человек, этим человеком был я как верховный главнокомандующий и президент страны", - добавил он.

По словам Медведева, он не услышал в фильме с обвинениями генералов "ничего сверхъестественного", "за исключением, может быть, некоторых комментариев, которые сделал бывший начальник генерального штаба (Юрий Балуевский), который к моменту начала событий был уже переведен с должности начальника генерального штаба в Совет безопасности". Балуевский в документальном фильме "Потерянный день войны" сказал, что, пока Путин в 2008 г. не раздал пинки, российская власть пребывала в нерешительности. "В тот период у него никаких комментариев не возникало, а после того, как он оттуда ушел, у него появилась, видимо, потребность высказаться", - сказал Медведев.

То, что показано в фильме, еще в 2008 г. было очевидно для военных, высших чиновников, экспертов, констатирует директор Института стран СНГ, бывший депутат-единоросс Госдумы Константин Затулин: действующий президент медлил, потому что ему очень не хотелось создавать проблемы с Западом, и уступил лишь под давлением, прежде всего Путина. А тактика Грузии состояла как раз в том, чтобы выиграть время, захватить до прихода российских войск Цхинвали, поставить марионеточное правительство Санакоева и легитимизировать его в глазах Запада, и тогда было бы поздно.

Пока Медведев был действующим президентом, эти очевидные вещи мало кто отважился бы под камеру говорить, констатирует Затулин. Он отмечает, что участвующий в фильме экс-начальник Генштаба Юрий Балуевский всегда был в оппозиции к министру обороны Анатолию Сердюкову и противился проводимой реформе армии; Владимир Шаманов также привык говорить прямо и не скрывать своего мнения.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать