Политика
Бесплатный
Анна Разинцева

Зарубежная пресса о саммите АТЭС: Россия продемонстрировала свои сильные и слабые стороны

Москва правильно выбрала время для "разворота на Восток", пишут западные СМИ, но вот Владивосток, пожелавший стать одним из региональных экономических центров, выглядит рядом с Пекином, Сеулом и Токио "так же странно, как одетый птицей человек, пытающийся летать вместе с сибирскими журавлями"
М. Стулов / Ведомости

Разворот на 180°

Президент России Владимир Путин на завершившемся вчера саммите организаций Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) объявил о повороте российской экономики в сторону Дальнего Востока, укреплении связей с Азиатско-Тихоокеанским регионом и закладке основы для развития Дальневосточного региона. Момент для этого самый что ни на есть подходящий, пишет Дэвид Хершенхорн из The New York Times.

Евросоюз – крупнейший торговый партнер России – ослаблен кризисом, в то время как Япония, вынужденная увеличить импорт энергоносителей после аварии на АЭС "Фукусима", готова участвовать в российском проекте по экспорту сжиженного газа из Владивостока ("невероятная по своим масштабам сделка", пишет Хершенхорн). Токио уже закупает СПГ на Сахалине у "Газпрома". Что касается российско-китайских отношений, то они находятся на "беспрецедентно высоком <…> уровне – очень доверительном и в политической сфере, и в области экономики", отметил Путин в интервью телеканалу Russia Today.

По мнению Хершенхорна, "разворот в сторону Азии" не в последнюю очередь объясняется недавно начатым расследованием в отношении "Газпрома": Еврокомиссия заподозрила его в нарушении антимонопольного законодательства в Европе. Кремль хочет иметь пространство для маневров, чтобы перенаправить продажи российского газа в Азию, если столкнется с трудностями в Европе.

Как пишет The Wall Street Journal, Путин воспользовался саммитом АТЭС, чтобы выступить с критикой в адрес Европы: он похвалил азиатские страны, которые не брали на себя "излишних социальных обязательств". Претензии Еврокомиссии к "Газпрому" он считает "политически мотивированными".

Энергетика - далеко не единственная сфера сотрудничества России с азиатскими странами. Будучи принимающей стороной на саммите АТЭС, Россия подняла один из наиболее насущных вопросов современности – вопрос продовольственной безопасности, подчеркнув свою роль как одного из крупнейших экспортеров пшеницы, считает The New York Times. "Российское сельское хозяйство – это шанс столетия", - цитирует газета слова Чарльза Робертсона, главного стратега "Ренессанс капитала".

Как отмечает журнал Time, Россия пользовалась полной свободой при составлении повестки дня, поскольку США почти не были представлены на саммите: президент Барак Обама не приехал в связи с подготовкой к выборам, а госсекретарь Хиллари Клинтон появилась перед закрытием саммита, обменявшись с Путиным замечаниями по поводу внешней политики.

"Россия долгое время исполняла роль стороннего наблюдателя, и теперь ее дипломатические усилия направлены на разработку программы саммита АТЭС с прицелом на продовольственную безопасность, снижение торговых барьеров для экологических товаров и облегчение визового режима для предпринимателей внутри АТЭС", - цитирует Time Питера Дрисдейла, почетного профессора Национального университета Австралии, который в 1989 г. принимал участие в создании АТЭС.

Владивосток как «зеркало российской действительности»

В статье, опубликованной The Wall Street Journal в день открытия саммита, Владимир Путин объявил, что Владивосток станет центром делового и политического сотрудничества для стран Азиатско-Тихоокеанского региона, включая США. Российское правительство выделило на обустройство Владивостока более $20 млрд: необходимо было отремонтировать обветшавшую инфраструктуру, построить новый аэропорт, три новых моста, проложить сотни километров дорог, пишет The New York Times. Получилось "как всегда", отмечает газета: два роскошных отеля и здание оперного театра так и не были открыты к саммиту, а участок только что проложенной автотрассы размыло ливнями.

Корреспондент The Globe and Mail Марк Маккиннон выяснил, что официальную делегацию разместили на острове Русский, а бизнесменам "на полях" саммита пришлось селиться в городе, в двухзвездочных гостиницах с "советским" ремонтом без кондиционеров (некоторые жили прямо над ночными клубами). Таксисты рассказали, что денег хватило только на покраску фасадов зданий вдоль улиц, по которым должны были проследовать кортежи: "тыльная сторона" по-прежнему неприглядна.

По мнению Маккиннона, Владивосток является "метафорой российских амбиций". Владимир Путин пытался убедить участников АТЭС, что Россия достойна более значимой роли в Азии, а Владивосток может стать одним из региональных экономических центров наряду с Пекином, Сеулом и Токио. "Проблема в том, что Владивосток в таком окружении выглядит так же странно, как одетый птицей человек, пытающийся летать вместе с сибирскими журавлями", - вспоминает Маккиннон полет Путина со стерхами.

Сам Путин остался доволен экспериментом с журавлями, посетовав только, что "слишком быстро набрал высоту" и некоторые птицы отстали. Стремление России стать "вожаком стаи", в частности вывести партнеров по Таможенному союзу на рынки АТЭС, налицо, однако Россия "выдает желаемое за действительное", пишет The New York Times: у соседей сложилось свое представление о том, как вести бизнес в пораженной коррупцией стране. Сметы инфраструктурных проектов здесь вдвое выше, чем повсюду в мире, на один только вантовый мост, ведущий на остров Русский, было потрачено более $1 млрд, утверждает газета.

The Economist приводит пример того, с какими трудностями сталкиваются иностранные компании, рискнувшие работать в России, и каких масштабов достигают откаты и взятки: еще при Сергее Дарькине, бывшем губернаторе Приморья, в феврале оставившем пост, южнокорейская фирма предложила свои услуги в подготовке к саммиту АТЭС, но выяснила, что взятки вдвое превысят возможную прибыль. А один дипломат пожаловался, что "приходится собирать 100 кв. м документации, чтобы открыть фабрику площадью в 100 кв. м". Волокита на таможне и неразвитая сеть железных дорог мешают Владивостоку сравняться с другими азиатскими портами.

The Economist возлагает надежды на нового губернатора Приморья Владимира Миклушевского, который хорошо знаком с проблемами региона и обещал "снизить административные барьеры". Другое дело, что после саммита государственные инвестиции в развитие Приморья могут сократиться. Но The New York Times отмечает, что местные власти "купаются" во внимании Москвы, о чем свидетельствуют и обсуждения создания нового федерального агентства по развитию Дальнего Востока, и приток ассигнований из федерального центра.

Россия доказала, что способна в относительно сжатые сроки осуществить масштабные проекты на Дальнем Востоке. Теперь ей предстоит улучшить инвестиционный климат и структуру регионального управления, иначе "мост в Азию" ей не построить, считает The Economist.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more