Политика
Бесплатный
Мария Амирджанян

Бизнес бежит из Франции

Французские чиновники грозят крупным компаниям национализацией активов, а бизнесмены покидают страну перед повышением налогов; ситуация с инвестициями приняла «драматический характер»
Kevin Lamarque / Reuters

В декабре парламент будет рассматривать подготовленный правительством проект бюджета на 2013 г. Одна из главных целей президента Франсуа Олланда – снижение бюджетного дефицита с 4,5% в 2012 г. до 3% ВВП в 2013 г. Достичь этой цели он собирается главным образом с помощью заморозки расходов на госсектор и сокращения затрат на здравоохранение. Эти меры принесут бюджету дополнительные 12,5 млрд евро ($16,2 млрд). Но главный удар на себя примут налогоплательщики: дополнительные налоги на бизнес и богатых соотечественников, как предполагается, дадут бюджету 24,4 млрд евро ($31,7 млрд). Верхняя планка налога на доход для тех, кто зарабатывает более 150 000 евро в год, вырастет с 41% до 45%, а для очень богатых (доход превышает 1 млн евро в год) – с 41% до 75%. Вырастут также налоги на прирост капитала, наследство, на продажу бизнеса. Бизнесмены в ответ на такие меры правительства отвечают бегством из Франции.

"Франция - старая дева"

«Франция перестала быть сексуальной. Чтобы развивать бизнес и сохранять рабочие места, нужно быть привлекательным. А Франция, с ее высокими налогами и социальным давлением, для меня больше похожа на старую деву», – заявил Bloomberg Жан-Эмиль Розенблум, основатель и бывший директор Pixmania, онлайн-сервиса по продаже компьютеров. Розенблум собирается переезжать в другую страну, чтобы открыть там новый бизнес и избежать высоких налогов.

«Новая система налогообложения – призыв государства к нарушению закона. Я не против отдавать часть моего дохода на налоговые платежи и не имею ничего против того, чтобы быть патриотом, как того просит Олланд, но когда вся зарплата уходит на налоги, это приводит меня в ярость», – сказал Bloomberg Франсуа де ла Виллардьере, бывший политик и бизнесмен. Виллардьере, сооснователь маркетингового агентства Business Interactif (в 2007 г. продано рекламному холдингу Publicis), теперь выставил на продажу свое парижское жилье и загородный дом и готовится переехать в другую страну.

«Повышение налогов провоцирует людей на бегство из страны», – говорит Филипп Кенел, налоговый юрист Python Schifferli Peter & Associates. Правда, точно подсчитать, сколько людей покидают или уже покинули страну, пока невозможно, считает он. Первое, что рекомендуют юристы тем, кто собирается покинуть Францию, – продать элитную недвижимоcть, сказала Bloomberg Натали Жарсин, директор компании по продаже элитной недвижимости Emile Garcin. Предложение по квартирам и домам в Париже стоимостью от 3 млн евро до 15 млн евро увеличилось вдвое, говорит она.

Бизнесмены возмущены правительством

Высоким налогам противятся и самые богатые люди Франции. В сентябре гендиректор L'Oréal Жан-Поль Агон заявил Financial Times, что теперь будет «невероятно трудно привлечь талантливых сотрудников во Францию, даже почти невозможно». Несмотря на то что Агон, наряду с другими 16 богачами Франции, подписал в прошлом году письмо, где они заявляли о готовности платить повышенный налог в качестве жеста солидарности в период кризиса, 75% — совсем не та ставка, на которую он рассчитывал, признался он тогда.

Ранее Бернар Арно, самый богатый человек Франции и владелец Moet Hennessy Louis Vuitton (LVHM), подтвердил, что получает гражданство Бельгии. На критику со стороны Олланда Арно заявил, что гражданство Бельгии нужно ему исключительно в деловых интересах. Позже Арно сказал, что планирует выплачивать налог по новой ставке. Кутюрье Карл Лагерфельд в октябрьском интервью Marie-Claire, комментируя повышение ставки налога на богатых, и вовсе назвал Олланда «дурнем (imbécile)». «Олланд ненавидит богатых... Он хочет их наказать, и, естественно, они уходят из Франции, и сюда никто не хочет инвестировать - ни местные, ни иностранцы», – заявил Лагерфельд изданию. Неблагоприятный бизнес-климат приводит к тому, что французская промышленность находится на грани краха, добавил Лагерфельд: «За исключением моды, драгоценностей, духов и вина, Франция совершенно неконкурентоспособна. Остальное попросту не продается».

Позиция правительства возмущает не только бизнесменов, но и работодателей. В конце ноября министр промышленности Арно Монтебур пригрозил национализировать завод в г. Флоранж компании ArcelorMittal. Из-за перепроизводства стали на мировом и европейском рынках она хотела закрыть две доменные печи и уволить 629 человек из 2600 сотрудников, но сохранить производство стальной продукции. ArcelorMittal была готова продать эти печи, но Монтебур, занявшийся поиском покупателей, потребовал продать весь завод. В интервью газете Les Echo он также заявил: «Нам не нужна ArcelorMittal, потому что она не уважает Францию».

В конце прошедшей недели стороны договорились, что увольнений не будет, ArcelorMittal в течение пяти лет инвестирует 180 млн евро в развитие производства на заводе, но печи останутся закрыты. Лоранс Паризо, возглавляющая ассоциацию французских работодателей Medef, назвала угрозу национализации постыдной. "Инвесторы больше не понимают, что творится во Франции, – заявила она. – Намерение национализировать бизнес, само обсуждение этого вопроса – все это возмутительно. Ведь национализация – не что иное, как экспроприация". Но Монтебур заявил, что угроза национализации остается «мощным оружием сдерживания» в руках правительства.

На экономику надвигается ураган

В октябре Паризо уже предупреждала правительство, что ситуация с инвестициями принимает «драматический характер», и если ранее можно было говорить о «штормовом предупреждении», то теперь уровень угрозы можно повысить до «урагана».

Ожесточенные споры политиков о корпоративной стратегии наблюдались и летом, когда PSA Peugeot Citroen объявила о сокращении 8000 рабочих мест и закрытии одного из заводов в рамках программы реструктуризации. Тогда правительство потребовало от Peugeot пересмотреть планы. В итоге в конце ноября стало известно, что компания получит госгарантии на сумму в 7 млн евро ($9,1 млрд), но в обмен на них представители правительства и профсоюзов получат места в совете директоров.

Впрочем, для французских бизнесменов не все потеряно: они всегда могут переехать в Лондон, тем более, что туда их позвал сам мэр города Борис Джонсон. «Похоже, правительство в Париже захватили санкюлоты [во время Великой французской революции так называли революционно настроенных парижских бедняков. – «Ведомости»]», — заявил Джонсон, комментируя действия правительства Франции в отношении ArcelorMittal. «Я не колеблясь говорю вам: Venez à Londres, mes amis!», т. е. «Приезжайте в Лондон, друзья!», добавил он.

«Друзьям» повторять дважды не придется: с мая этого года количество французских бизнесменов, которых консультирует Дидье Делмер, основатель и директор Business Booster (помогает французам вести бизнес в Великобритании и США), увеличилось с 5 до 80 ежемесячно.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать