Россия выходит из Киотского протокола

Российские компании больше не смогут зарабатывать на торговле воздухом. Москва откажется от участия в Киотском протоколе после 2012 г.
А. Махонин

Вчера в Дохе завершилась Всемирная климатическая конференция ООН. Страны должны были договориться об условиях продления Киотского протокола и о параметрах будущего климатического соглашения, которое должно вступить в силу в 2020 г. (см.врез).

Переговоры оказались сложными – в последний день они затянулись до глубокой ночи. В результате, как пишет Bloomberg, катарский дипломат Абдулла бин Хамад Аттийя, председательствовавший на конференции, потерял терпение и стал зачитывать решения по каждому из пунктов повестки одно за другим, не обращая внимание на возражения.

Первый период действия Киотского протокола (подписан в 1997 г.) заканчивается в этом году, второй – в 2020 г. Чтобы торговать квотами с 2013 г., страны – участницы протокола должны были взять на себя новые обязательства по сокращению выбросов. Таких оказалось немного: это 27 стран Евросоюза (сокращение на 20% от уровня 1990 г.), Норвегия, Швейцария, Исландия, Лихтенштейн и Монако, Австралия, Украина и партнеры России по Единому экономическому пространству – Белоруссия и Казахстан. Суммарно на эти страны приходится лишь 15% всех мировых выбросов парниковых газов.

Россия обязательства на себя не взяла. Также во втором периоде Киотского протокола отказались участвовать Канада, Япония и Новая Зеландия. Крупнейшие по объему выбросов страны (США, Китай и Индия) вообще никогда не брали на себя обязательств по Киотскому протоколу, в итоге соглашение так и не повлияло на темпы глобального потепления.

Участие в первом периоде Киотского протокола не было обременительным для России – сокращать выбросы и повышать энергоэффективность не пришлось: к 2012 г. нужно было лишь сохранить объем выбросов на уровне 1990 г. Но из-за спада промышленного производства выбросы уже в 2000 г. были на 38% ниже лимита, к 2010 г. – на 34%.

Это позволило российским компаниям торговать квотами, а не покупать их: Россия стала вторым в мире поставщиком углеродных единиц после Китая. Но еще в октябре премьер-министр Дмитрий Медведев указал, что страна не смогла получить существенных коммерческих выгод от участия в протоколе.

По оценкам Минэкономразвития, если исходить из прогнозной цены в 5 евро за тонну эквивалента CO2 (или углеродных единиц), российские компании могли продать квоты на 30 млрд евро. Но, по оценкам руководителя дирекции Сбербанка по управлению проектами в области энергосбережения и природопользования Всеволода Гаврилова, они выручили лишь около $600 млн. На рынок удалось выставить только малую часть российской квоты – около 200 млн т эквивалента CO2 (или углеродных единиц) из 6 млрд т. В будущем согласно поправкам к Киотскому протоколу, согласованным на конференции, Россия сможет продать не более 2% квот, не использованных до 2013 г.

Одна из причин низких доходов – предложение квот значительно превышает спрос на них. Главный покупатель – Евросоюз, но из-за спада деловой активности сократился и спрос на углеродные единицы. Только за этот год цена за тонну эквивалента двуокиси углерода упала на 88%, опустившись ниже 1 евро. Переизбыток квот обесценивает все усилия по борьбе с изменением климата, заявил на конференции руководитель австралийской делегации Марк Дрейфус (цитата по Bloomberg). По его оценкам, объем сэкономленных за первый период квот превышает 7 млрд т.

Договоренности, достигнутые российскими переговорщиками в Дохе, еще предстоит проанализировать, говорит федеральный чиновник, курирующий Киотский протокол, но теперь использование российской квоты стало практически невозможно. Переговоры о совместной борьбе с изменением климата во многом свелись к бюрократической перестройке системы, чтобы облегчить работу над новым соглашением, содержательных результатов достичь не удалось, говорит руководитель климатических программ WWF Алексей Кокорин.