Статья опубликована в № 3260 от 26.12.2012 под заголовком: Суть дела: Общее дело бизнеса и власти

Эльвира Набиуллина: О качестве среды для предпринимателей никто не знает лучше их самих

Качество среды ведения бизнеса – это больше, чем совокупность параметров, измеряемых рейтингами. Это сложная экосистема, в которой равнозначны все элементы – качество институтов, законодательная база, правоприменительная практика, прозрачность и открытость к диалогу с бизнесом органов власти.

Говоря о состоянии бизнес-климата, нельзя становиться заложниками формальных показателей. Никакое продвижение ни в каком рейтинге не является признаком улучшения бизнес-среды, если этому не сопутствует реальное изменение настроений предпринимателей, их уверенности в том, что развитие бизнеса зависит только от их собственных усилий, а не закулисных сделок с органами власти.

Это в равной мере касается и малых компаний, и крупных инвесторов с проектами федерального значения.

Изменение ожиданий сможет произойти только тогда, когда улучшение деловой среды станет общим делом предпринимателей и властей. Пока бюрократическая система варится в собственном соку, чиновники сами определяют приоритеты, пишут и утверждают по сложной процедуре длинные планы работы, а потом сами контролируют их исполнение, ничего всерьез не меняется.

Поэтому мне кажется очень важным, что формат взаимодействия бизнеса и власти начал меняться, появились инструменты реального участия предпринимателей в выработке государственной политики.

Первый пример – Национальная предпринимательская инициатива (НПИ) Агентства стратегических инициатив (АСИ). «Дорожные карты» НПИ были подготовлены бизнесом и экспертами, правительство при согласовании учитывало интересы всех участников рынка. Первые «дорожные карты» НПИ уже реализуются, и это именно те направления (электроснабжение, строительство и таможенное администрирование), по которым у нас худшие показатели в международных рейтингах деловой активности. Теперь главное – чтобы «дорожные карты» были реализованы максимально полно, защищены от бюрократического выхолащивания.

Другой пример – механизм оценки регулирующего воздействия (ОРВ). Два года назад ОРВ стала первым системным инструментом воздействия бизнес-сообщества на госрегулирование. ОРВ заработала, потому что схема участия бизнеса была изначально прозрачна, обязательства чиновников перед предпринимателями были строго закреплены. Сейчас ОРВ будет распространена на новые категории правовых актов, в том числе регионального и муниципального уровня. И опять, как и для «дорожных карт» АСИ, для ОРВ очень важно не скатиться в формализм. Однажды утраченное доверие вернуть не получится.

Оценка регулирующего воздействия и Национальная предпринимательская инициатива – очень большие, важные проекты. Но их значение нельзя переоценивать. Диалог с бизнесом нужен в первую очередь на уровне принятия органами власти решений, влияющих на конкретные условия работы предпринимателей. Без этого даже наиболее продуманные проекты по изменению регулирования смысла не имеют. И региональный срез бизнес-активности это очень наглядно демонстрирует.

Там, где местная администрация ставит перед собой задачу добиться улучшения деловой среды, очень многое удается сделать даже в рамках текущего качества общего регулирования. И это подтверждается опытом успешно привлекающих инвестиции регионов, например Калужской и Ульяновской областей. И одновременно в ряде других регионов, существующих в тех же законодательных рамках, ситуация прямо противоположная.

Не редки случаи, когда бизнесмены не только не участвуют в выработке местной инвестиционной политики, но даже боятся говорить открыто о своих проблемах. Они знают, что любое неловкое высказывание может обернуться усилением административного прессинга.

Более того, инвесторы не чувствуют себя уверенно, потому что зачастую смена субъектовой или муниципальной администрации сопровождается пересмотром заключенных контрактов, взятых обязательств – по сути, переделом рынков. Стабильность и предсказуемость поведения власти, последовательность политики даже при смене команды управленцев – важнейший фактор доверия инвесторов.

К сожалению, именно на решения органов власти муниципального и регионального уровня приходится наибольший объем проблем, с которыми сталкиваются предприниматели. И у бизнеса в регионе часто нет возможности отстоять свои интересы.

Именно поэтому был создан институт уполномоченного по правам предпринимателей. Его задача – взаимодействовать с институтами госвласти, обеспечивая должную защиту прав предпринимателей, но не стараться их подменить.

Эффективность региональной политики – крайне значимый фактор улучшения бизнес-климата, но мы понимаем, что потолок инвестиционной привлекательности определяет конкурентоспособность российской юрисдикции в целом. Президент в послании Федеральному собранию говорил о необходимости создания условий для возвращения бизнеса в страну – деофшоризации экономики. И сейчас мы начинаем эту большую работу по нескольким направлениям.

Первое – развитие законодательной базы, позволяющей структурировать управление бизнесом и надежно защищающей право собственности.

Второе – совершенствование судебной системы. Бизнес стремится заключать сделки за рубежом, в том числе и для того, чтобы пользоваться иностранными юрисдикциями при разрешении споров.

Третье – корректировка налогового режима, в первую очередь в отношении дивидендов по ценным бумагам и прибыли от продажи активов.

Четвертое – развитие фондового рынка. Нужно понимать, что в иностранные юрисдикции уходит крупный и высокотехнологичный средний бизнес, это капиталоемкие компании, притягивающие инвесторов. Чтобы их вернуть, необходимо развитие системы фондового рынка, включая развитие внутренних инвестиций. Негосударственные пенсионные фонды должны получить возможность более активно работать на фондовом рынке, вкладывая средства в том числе в приватизацию госкомпаний. И в целом программа приватизации должна сама по себе стать фактором развития фондового рынка. Торговля государственными активами, как и размещение средств фонда национального благосостояния, должна идти на российской площадке.

Пятое – проблема наследования. Необходимо адаптировать российское законодательство к новой задаче – передаче по наследству бизнес-активов.

Проблема бизнес-климата очень масштабная, разноплановая, и часто результаты работы видны не сразу. Но есть много вещей, которые нужно просто сделать. Там, где понятны проблемы, пути их решения проработаны совместно с бизнес-сообществом, есть утвержденные правительством планы, ждать ничего не нужно. Нужно просто делать, причем глядя не на выполнение формальных обязательств, а на реальные оценки бизнеса. Это потребует нового качества мониторинга реального положения бизнеса в регионах – и систему исследований и оценки, включающую мощные каналы обратной связи с бизнесом, нам сейчас предстоит создать.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать