Статья опубликована в № 3267 от 18.01.2013 под заголовком: Четыре фронта Кремля

У Кремля обнаружился рецепт вывода экономики из офшоров

«Ведомости» выяснили, как Кремль для борьбы с оттоком капитала и эмиграцией бизнеса собирается предоставлять налоговые льготы и упростить наследование бизнеса
С. Портер / Ведомости

В распоряжении «Ведомостей» оказалась презентация рабочей группы помощника президента Эльвиры Набиуллиной о том, как выполнить поручение Владимира Путина вывести экономику из офшоров. Она совещается с экспертами с августа. А в декабре такую задачу президент поставил в послании Федеральному собранию.

Группа Набиуллиной готовит предложения по деофшоризации, но Путину о конкретных мерах пока не докладывала, говорит пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Кремлю предложено открыть четыре фронта: налоги, защита прав собственности, гибкость законодательства, а также рынок капитала и длинные деньги.

Налоги

В части налоговых стимулов Набиуллина делает акцент на расширение льгот для частных инвесторов. Сейчас от налога на доходы физических лиц освобождены проценты по банковским депозитам (если ставка не превышает 13,25% годовых в рублях и 9% в валюте), а также выручка от продажи квартир после трех лет владения. А вот льгот для инвестиций в ценные бумаги, в том числе ПИФы, нет, с доходов нужно платить 13%. В мире такие льготы, напротив, распространены. В Сингапуре, Гонконге и Мексике доходы от продажи ценных бумаг освобождены от налога вне зависимости от срока владения, в Индии, Франции и Японии – после определенного срока владения, а в США, Германии, Великобритании действуют пониженные ставки.

В презентации предложены разные варианты льгот. Основная идея – ввести налоговые вычеты в размере положительного финансового результата от продажи ценных бумаг и паев открытых ПИФов. Их размер предлагается либо ограничить по регрессивной шкале (после трех лет владения – 3 млн руб., пяти лет – 5 млн руб., 10 лет – без ограничений), либо привязать только к сроку владения. Самое радикальное предложение – нулевой налог для частных лиц и компаний после года владения акциями.

Другая идея – ввести льготы в зависимости от статуса инвестиций или инвестора. Например, для доходов от акций инновационных компаний (как их определять, в презентации не говорится) налог может быть обнулен уже после года владения без ограничения по сумме. Также предложено обнуление налога на доходы от прироста капитала стратегических инвесторов, опять-таки без расшифровки их статуса.

Нулевой налог при владении бумагами свыше года – «это даже более радикальный шаг, чем мечтало профессиональное сообщество», говорит гендиректор УК «Капиталъ» Вадим Сосков: после кризиса обсуждалась идея освобождения от налога при сроке инвестирования три года.

Идея с выбором двух режимов поможет отсечь спекулянтов, считает он: первый вариант подойдет «народным инвесторам», которые предпочтут сразу получить вычет, а вторая – крупным, которым важнее отсутствие налога после выхода из бумаг. «Если хотя бы часть этих предложений будет реализована, это даст существенный стимул к развитию фондового рынка, к привлечению на рынок массовых долгосрочных инвесторов», – уверен Сосков.

Наследство

В Кремле наконец задумались и о наследовании бизнеса российскими предпринимателями. Существующий порядок неудобен и опасен для наследников, особенно несовершеннолетних.

Группа Набиуллиной предлагает создать в российском праве аналог траста вроде штифтунга в немецком праве, которому можно отдавать активы с четкими условиями управления. Например, после смерти одного из бенефициаров штифтунга все его имущество остается в собственности других бенефициаров (наследников) и не требует переоформления. Штифтунг действует без ограничения по времени, а за управлением активом вместо наследника может следить совет попечителей, следует из презентации. В свою очередь, бенефициар штифтунга получает право согласовывать и контролировать определенные сделки.

Практика использования траста российским бизнесменам уже хорошо знакома, говорит основной владелец разработчика и производителя лекарств «Биокад» Дмитрий Морозов: «Это решает два вопроса – вопрос наследования и защиты от претензий третьих лиц, поскольку активами официально владеет траст». Получит ли создание трастов в России распространение, зависит от многих факторов, замечает он, особенно от доверия к отечественным трастам и их управляющим, места жительства потенциальных наследников. «Российское законодательство вопросы наследования бизнеса практически не регулирует, поэтому я выбрал иностранный траст», – говорит владелец «Глории джинс» Владимир Мельников. Но проблема не только в конкретных правовых пробелах, а в институтах, отмечает он: «Нужны честные суды, ответственное правительство и исполняемые законы».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать