Регионам велено не объявлять НКО агентами без санкции Москвы

Минюст пресек первую же попытку своего регионального управления применить закон об иностранных агентах. Регионам велено не объявлять НКО агентами без санкции Москвы
Фактов подрывной деятельности за счет госдепа США проверяющие из Минюста пока не выявили /А. Федоров

Выпадающие доходы. 19

млрд руб. могут потерять, по оценке Минэкономразвития, в 2013 г. некоммерческие организации в связи с последними нововведениями в российском законодательстве и изменением политики в области НКО

Это первый снег в Москве? В Стокгольме до сих пор ни одного дня со снегом еще не было. Это редко бывает, так не должно быть, - президент и генеральный директор Oriflame Магнус Брэннстром посматривает за окно московской штаб-квартиры на долгожданный снегопад. - Конечно, это изменение климата меня волнует. Мне говорили, что даже в Сибири сейчас не так холодно, как должно быть. Друзья в Кемерове говорят, что там уже не так, как раньше». Откуда у шведского топ-менеджера друзья в Кемерове? «За 15 лет в России много друзей появилось, - смеется Брэннстром. - Те, которые в Кемерове, раньше жили в Санкт-Петербурге. Я там жил четыре года. Не так часто с ними говорю, но иногда получается». Глобальное изменение климата волнует не только Брэннстрома лично: компания, которую он возглавляет с 2005 г., всегда стремилась производить лучшую натуральную косметику в Швеции. «Наш второй завод, который открывается в Ногинске, сертифицируется [в международной системе экологической сертификации] LEED - это очень известный международный стандарт для производственных объектов», - добавляет президент и гендиректор Oriflame.

Это первый снег в Москве? В Стокгольме до сих пор ни одного дня со снегом еще не было. Это редко бывает, так не должно быть, - президент и генеральный директор Oriflame Магнус Брэннстром посматривает за окно московской штаб-квартиры на долгожданный снегопад. - Конечно, это изменение климата меня волнует. Мне говорили, что даже в Сибири сейчас не так холодно, как должно быть. Друзья в Кемерове говорят, что там уже не так, как раньше». Откуда у шведского топ-менеджера друзья в Кемерове? «За 15 лет в России много друзей появилось, - смеется Брэннстром. - Те, которые в Кемерове, раньше жили в Санкт-Петербурге. Я там жил четыре года. Не так часто с ними говорю, но иногда получается». Глобальное изменение климата волнует не только Брэннстрома лично: компания, которую он возглавляет с 2005 г., всегда стремилась производить лучшую натуральную косметику в Швеции. «Наш второй завод, который открывается в Ногинске, сертифицируется [в международной системе экологической сертификации] LEED - это очень известный международный стандарт для производственных объектов», - добавляет президент и гендиректор Oriflame.

Это первый снег в Москве? В Стокгольме до сих пор ни одного дня со снегом еще не было. Это редко бывает, так не должно быть, - президент и генеральный директор Oriflame Магнус Брэннстром посматривает за окно московской штаб-квартиры на долгожданный снегопад. - Конечно, это изменение климата меня волнует. Мне говорили, что даже в Сибири сейчас не так холодно, как должно быть. Друзья в Кемерове говорят, что там уже не так, как раньше». Откуда у шведского топ-менеджера друзья в Кемерове? «За 15 лет в России много друзей появилось, - смеется Брэннстром. - Те, которые в Кемерове, раньше жили в Санкт-Петербурге. Я там жил четыре года. Не так часто с ними говорю, но иногда получается». Глобальное изменение климата волнует не только Брэннстрома лично: компания, которую он возглавляет с 2005 г., всегда стремилась производить лучшую натуральную косметику в Швеции. «Наш второй завод, который открывается в Ногинске, сертифицируется [в международной системе экологической сертификации] LEED - это очень известный международный стандарт для производственных объектов», - добавляет президент и гендиректор Oriflame.

Это первый снег в Москве? В Стокгольме до сих пор ни одного дня со снегом еще не было. Это редко бывает, так не должно быть, - президент и генеральный директор Oriflame Магнус Брэннстром посматривает за окно московской штаб-квартиры на долгожданный снегопад. - Конечно, это изменение климата меня волнует. Мне говорили, что даже в Сибири сейчас не так холодно, как должно быть. Друзья в Кемерове говорят, что там уже не так, как раньше». Откуда у шведского топ-менеджера друзья в Кемерове? «За 15 лет в России много друзей появилось, - смеется Брэннстром. - Те, которые в Кемерове, раньше жили в Санкт-Петербурге. Я там жил четыре года. Не так часто с ними говорю, но иногда получается». Глобальное изменение климата волнует не только Брэннстрома лично: компания, которую он возглавляет с 2005 г., всегда стремилась производить лучшую натуральную косметику в Швеции. «Наш второй завод, который открывается в Ногинске, сертифицируется [в международной системе экологической сертификации] LEED - это очень известный международный стандарт для производственных объектов», - добавляет президент и гендиректор Oriflame.

Это первый снег в Москве? В Стокгольме до сих пор ни одного дня со снегом еще не было. Это редко бывает, так не должно быть, - президент и генеральный директор Oriflame Магнус Брэннстром посматривает за окно московской штаб-квартиры на долгожданный снегопад. - Конечно, это изменение климата меня волнует. Мне говорили, что даже в Сибири сейчас не так холодно, как должно быть. Друзья в Кемерове говорят, что там уже не так, как раньше». Откуда у шведского топ-менеджера друзья в Кемерове? «За 15 лет в России много друзей появилось, - смеется Брэннстром. - Те, которые в Кемерове, раньше жили в Санкт-Петербурге. Я там жил четыре года. Не так часто с ними говорю, но иногда получается». Глобальное изменение климата волнует не только Брэннстрома лично: компания, которую он возглавляет с 2005 г., всегда стремилась производить лучшую натуральную косметику в Швеции. «Наш второй завод, который открывается в Ногинске, сертифицируется [в международной системе экологической сертификации] LEED - это очень известный международный стандарт для производственных объектов», - добавляет президент и гендиректор Oriflame.

Это первый снег в Москве? В Стокгольме до сих пор ни одного дня со снегом еще не было. Это редко бывает, так не должно быть, - президент и генеральный директор Oriflame Магнус Брэннстром посматривает за окно московской штаб-квартиры на долгожданный снегопад. - Конечно, это изменение климата меня волнует. Мне говорили, что даже в Сибири сейчас не так холодно, как должно быть. Друзья в Кемерове говорят, что там уже не так, как раньше». Откуда у шведского топ-менеджера друзья в Кемерове? «За 15 лет в России много друзей появилось, - смеется Брэннстром. - Те, которые в Кемерове, раньше жили в Санкт-Петербурге. Я там жил четыре года. Не так часто с ними говорю, но иногда получается». Глобальное изменение климата волнует не только Брэннстрома лично: компания, которую он возглавляет с 2005 г., всегда стремилась производить лучшую натуральную косметику в Швеции. «Наш второй завод, который открывается в Ногинске, сертифицируется [в международной системе экологической сертификации] LEED - это очень известный международный стандарт для производственных объектов», - добавляет президент и гендиректор Oriflame.

Это первый снег в Москве? В Стокгольме до сих пор ни одного дня со снегом еще не было. Это редко бывает, так не должно быть, - президент и генеральный директор Oriflame Магнус Брэннстром посматривает за окно московской штаб-квартиры на долгожданный снегопад. - Конечно, это изменение климата меня волнует. Мне говорили, что даже в Сибири сейчас не так холодно, как должно быть. Друзья в Кемерове говорят, что там уже не так, как раньше». Откуда у шведского топ-менеджера друзья в Кемерове? «За 15 лет в России много друзей появилось, - смеется Брэннстром. - Те, которые в Кемерове, раньше жили в Санкт-Петербурге. Я там жил четыре года. Не так часто с ними говорю, но иногда получается». Глобальное изменение климата волнует не только Брэннстрома лично: компания, которую он возглавляет с 2005 г., всегда стремилась производить лучшую натуральную косметику в Швеции. «Наш второй завод, который открывается в Ногинске, сертифицируется [в международной системе экологической сертификации] LEED - это очень известный международный стандарт для производственных объектов», - добавляет президент и гендиректор Oriflame.