Минюст подсчитал «шпионов»

Министр юстиции Александр Коновалов оценил иностранное влияние в некоммерческих организациях. Данные министра могут оказаться близки к прокурорским
Министр юстиции Александр Коновалов /М. Сергеев для Ведомостей

Некоммерческих организаций (НКО) – иностранных агентов в России, по мнению Коновалова, в пределах сотни. Это первая оценка численности агентов.

На основании каких данных министр сделал такие выводы, в Минюсте сообщить не смогли: проверка проводилась по инициативе Генпрокуратуры. Помимо чувашской организации «Щит и меч», заявлений о включении в реестр НКО – иностранных агентов никто не подавал, разъяснил Минюст.

Генпрокуратура пока не публиковала итоги проверки НКО. Формально проверяли исполнение закона о противодействии экстремизму, но проверяющим рекомендовалось обратить особенное внимание на иностранное финансирование и участие в политической деятельности.

Сколько НКО проверено, не сообщалось, но в апреле президент Владимир Путин объявил немецким журналистам, что финансирование из-за рубежа в сумме примерно $1 млрд в год получали 654 НКО.

Человек, близкий к прокуратуре, знает, что проверки завершены. Сколько агентов найдено, он не говорит – предлагает ориентироваться на выданные НКО представления о регистрации в Минюсте. Сколько таких представлений, Генпрокуратура не сообщала. Получить ее комментарии не удалось.

Коновалов оценивает число агентов выше, чем ассоциация «Агора» и информационно-аналитический проект «Мемориала» и Молодежного правозащитного движения (МПД). По данным «Агоры», к 31 мая органы госвласти (прокуратура, суд, Минюст) уведомили о статусе иностранных агентов 54 НКО в 27 регионах, а о прокурорских проверках «Агоре» сообщили 270 НКО из 57 регионов.

Участники второго проекта изучили данные от 300 НКО и незарегистрированных групп. Минимум три организации (ассоциация «Голос», региональная организация «Голос», Костромской центр поддержки общественных инициатив) признаны агентами в суде, в отношении еще трех дела возбуждены. Представления о необходимости регистрироваться как агенты получили минимум 15 НКО, еще 38 получили предостережения о недопустимости нарушения законов об НКО. Итого признанных и потенциальных агентов – около 60.

Оценка Коновалова может оказаться близка к итоговым результатам, не исключает участник проекта «Мемориала» и МПД Григорий Охотин: число 60 получилось после обработки данных примерно половины проверенных НКО, министр же говорит о всем массиве данных.

Кремлевский чиновник отказался говорить, соответствует ли оценка Коновалова информации, которая есть в Кремле.

Более частая отчетность, которую придется сдавать агентам, мешает работе, но этим проблемы не ограничиваются, сетует руководитель движения «За права человека» Лев Пономарев: признание агентом делает невозможной работу правозащитников. Во-первых, граждане будут бояться к ним обращаться, считая шпионами, а во-вторых, на их запросы перестанут отвечать чиновники и бюрократы.

Есть и этический момент, указывает Пономарев: правозащитники считают себя наследниками советских диссидентов, а те отказывались оговаривать себя. Наконец, признание себя агентом нарушит договор со спонсорами: грантодатели не считают себя принципалами, диктующими условия работы, и, если НКО будет регистрироваться как их агент, это грозит расторжением отношений, заключает он.