Статья опубликована в № 3361 от 07.06.2013 под заголовком: Без фигуры Каспарова

Гарри Каспаров решил не возвращаться в Россию

Гарри Каспаров - уже десятый за время нового правления президента Путина политический активист, решивший пока не возвращаться в Россию
Гарри Каспаров
Д. Абрамов / Ведомости

Член Координационного совета оппозиции (КСО) Гарри Каспаров заявил на пресс-конференции в Женеве, которую дал по случаю присуждения ему премии неправительственной произраильской организации UN Watch за «героическую активность», что намерен отложить возвращение в Россию и пока остаться за границей. Отвечая на вопрос о своем положении, Каспаров сообщил, что считает вполне вероятным свое привлечение к расследованию протестов в Москве и опасается взятия с него подписки о невыезде. В своем блоге Каспаров разъяснил, что был приглашен на беседу в Следственный комитет России в качестве свидетеля по одному из дел Леонида Развозжаева.

Официальный представитель Следственного комитета России Владимир Маркин сообщил «Ведомостям», что его ведомство повесток политику не направляло. «Должен обрадовать Каспарова, а может быть, и огорчить его. Никогда он не вызывался на допрос в Следственный комитет ни в каком качестве, да и вообще не представляет никакого интереса для следствия», - заявил Маркин.

Следователи общались с Каспаровым только в 2012 г., сообщил Маркин, их интерес был вызван жалобой полицейского, якобы укушенного им в августе 2012 г. у здания Хамовнического райсуда в Москве во время оглашения приговора по делу панк-группы Pussy Riot. Каспаров тогда был задержан.

В апреле 2013 г. Каспаров, также находясь за границей, отрицал, что планирует эмигрировать. Тогда он рассказывал, что действительно проводит значительное время за границей, где пытается убедить власти Евросоюза принять закон, аналогичный американскому акту Сергея Магнитского, но переезжать за границу на ПМЖ он не собирается. Нынешнее решение оставить Россию - временное, сообщила его мать агентству ИТАР-ТАСС.

Помимо Каспарова Россию из опасений задержания и ареста ранее покинули минимум пятеро участников событий на Болотной площади в Москве 6 мая 2012 г. Один случай такой эмиграции закончился трагически.

Активист «Другой Рос­сии» Александр Долматов через Украину уехал в Нидерланды, где попросил политического убежища. Однако миграционные службы королевства сочли, что ему нечего опасаться на родине, и отказали ему в убежище. Долматов покончил с собой.

Еще четверо участников событий на Болотной - Алекceй Дeвятoв из «Другой России» и его жена Дженни Курпен, активист «Солидарности» Михаил Маглов и антифашист Филипп Гальцов - обратились за статусом беженца на Украине; Маглов и Курпен уже получили отказ и сейчас оспаривают его в суде.

Анастасия Рыбаченко из «Солидарности» через Грузию переехала в Эстонию.

Также из опасений лишиться свободы Россию покинули два фигуранта так называемого дела экспертов - эпизода «материнского» дела ЮКОСа. Бывший ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев, один из авторов документа, в котором дело ЮКОСа названо политически мотивированным, после вызовов на допрос и выемки документов улетел во Францию. В блоге он объяснил, что в Париже лучше, чем в Краснокаменске (там отбывал часть наказания Михаил Ходорковский).

Научный руководитель Центра политических и экономических исследований Елена Новикова (через этот центр, полагает следствие, Ходорковский легализовывал деньги) уехала в Казахстан.

Эколог, член КСО Сурен Газарян уехал в Эстонию после того, как его объявили в федеральный розыск: он обвиняется в нападении на охранника так называемой дачи губернатора Краснодарского края Александра Ткачева.

Уехавшие - разные люди, с разным положением, известностью и степенью вовлеченности в политику, но их объединяет европейский выбор, приверженность европейскому вектору развития: при Борисе Ельцине все это хотя бы декларировалось, но сейчас исчезло из лексики руководства страны, сетует политолог Алексей Макаркин. Эмиграция элит - Гуриева, Каспарова - признак того, что границы дозволенного давления власти на общество сдвигаются, продолжает он, еще год назад сложно было представить, что следователи изымут переписку у экономиста - представителя международной элиты, а сейчас уже сложно сказать, кто будет следующим: ни репутация, ни известность, ни роль в системе уже сами по себе не могут защитить, заключает Макаркин.

Заявление Каспарова было сделано им в расчете на публичную реакцию, это не свидетельство того, что ему что-то угрожает на родине, считает политолог, член генсовета «Единой России» Дмитрий Орлов. Решений отдельных представителей интеллектуальной элиты остаться за границей статистически и политически недостаточно, чтобы говорить о новой волне эмиграции интеллектуалов, полагает Орлов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать