Статья опубликована в № 3366 от 17.06.2013 под заголовком: Путин против семерых

Саммит G8: Путин против Запада

На очередном саммите «восьмерки» Владимиру Путину впервые за президентскую карьеру придется выступить оппонентом остальных участников
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Peter Morrison / AP

Сегодня в североирландском Лох-Эрне начнется саммит «восьмерки», но президент Путин прежде проведет серию двусторонних встреч, включая первую с прошлого июня встречу с президентом США Бараком Обамой. За месяц до нее президенты обменялись посланиями; дипломаты обеих стран говорили, что на ней будет обсуждаться вся повестка отношений, включая участие Обамы в саммите «двадцатки» в сентябре в Санкт-Петербурге – этому мероприятию Россия придает особое значение. Но прогнозировать, какие именно вопросы президенты успеют обсудить, внешнеполитический помощник Путина Юрий Ушаков не взялся – слишком много времени может отнять обсуждение ситуации в Сирии.

Возвращение Путина в «восьмерку» – на предыдущий саммит он делегировал премьера Дмитрия Медведева – может обострить отношения. Общее обсуждение сирийского вопроса состоится на рабочем обеде во вторник, а начать дискуссию хозяин саммита, премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон, по данным Ушакова, предложил Путину и Обаме. «Сирийский вопрос может съесть пол-обеда», – заметил Ушаков.

Сирия была главной темой и вчерашних переговоров Кэмерона с Путиным в Лондоне. Задача – убедить Путина содействовать мирному решению, заявил Кэмерон: все признают, что это необходимо, разногласия – в том, как этого добиться.

За 2,5 года сирийского конфликта попытки убедить Россию в необходимости принять на Совете Безопасности ООН резолюцию, осуждающую действия режима Башара Асада, не дали результата. Не удалось Западу добиться и неисполнения Москвой оружейных контрактов с Дамаском.

Переговоры Путина с западными лидерами в последний год заканчивались не только словами о расхождении в подходах, но и декларациями о необходимости мирного решения. Против позиции Москвы публично выступала только общественность, осложнившая своими выступлениями апрельское турне Путина в Германию и Голландию.

Путин и министр иностранных дел Сергей Лавров не раз говорили о недопустимости повторения в Сирии иракского опыта и ливийского сценария и указывали, что поставки российского оружия не противоречат международным нормам, а решение сирийского кризиса возможно только на переговорах, для чего совместно с США была созвана международная конференция.

Накануне саммита ситуация вокруг Сирии обострилась: советник Обамы по национальной безопасности Бен Родс сообщил, что правительство США получило данные об использовании войсками Асада химического оружия – газа зарин, жертвами его стали 100–150 человек. США будут вынуждены начать поставки оружия повстанцам, заявил Родс. Данные, изложенные американцами, не выглядят убедительными, их даже фактами сложно назвать, заявил в ответ Ушаков.

Путин на саммите окажется один против «семерки», ему следует психологически настроиться на это, крайне важно расставить точки над «i», чтобы показать, что Россия не будет ведомой и будет диктовать свою повестку, говорит президент вашингтонского Центра глобальных интересов Николай Злобин: к России переходит председательство в «восьмерке», но разговор придется повести так, чтобы не вызвать отказа Обамы от участия в саммите «двадцатки».

Во время последних международных кризисов, когда позиции России и Запада резко расходились (война с Грузией в 2008 г. и операция в Ливии в 2011 г.), Путин не был президентом, но активно участвовал во всех решениях, а в разгар грузинского кризиса принимал у себя президента Франции Николя Саркози, выступавшего посредником, напоминает эксперт Центра Карнеги Мария Липман.

Путин столкнется с дружным непониманием российского подхода, убежден политолог Федор Лукьянов, но его позиция от этого не изменится: за 2,5 года конфликта к этому не было никаких сигналов, а итогом саммита станет то, что Путин наложит условное вето на все инициативы Запада. Расхождение по Сирии, пусть даже жесткое, не приведет к серьезному разрыву с Западом, Обама приедет в любом случае, отношения, конечно, не улучшатся, но Сирия – не тот вопрос, который может пустить отношения под откос, не конфликт «Россия – Запад» или «Россия – США», резюмирует Лукьянов.

Путин становится все более чужим для Запада, изоляционизм нарастает, отмечает политолог Борис Макаренко. С принятием России в «восьмерку» действенность объединения несколько снизилась, но вопрос о пребывании России в клубе еще долгое время ставиться не будет, заключает он.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more