Статья опубликована в № 3368 от 19.06.2013 под заголовком: Ледяное перемирие

Саммит G8: Россия оказалась в изоляции из-за своей позиции по Сирии

«Восьмерка» приняла итоговый документ по сирийскому вопросу, который устраивает Москву. Но разногласия остались, они не позволят кризису разрешиться в скором будущем
Разность подходов США и России к сирийскому вопросу не помешала принятию согласованного коммюнике
Evan Vucci / AP
Очередь Сочи. 1 января 2014 г.

председательство в «восьмерке» перейдет к России. Саммит пройдет 4–5 июня 2014 г. в Сочи. По словам Владимира Путина, Россия «не намерена тратить никаких денег на подготовку «восьмерки» и планирует задействовать для проведения встречи инфраструктуру Олимпиады в Сочи.

Сирия, как и ожидалось, стала главным поводом для разногласий между Россией и остальными участниками завершившегося вчера саммита «восьмерки» в Лох-Эрне, однако его исход удовлетворил как Владимира Путина, так и его партнеров. Подводя итоги встречи, Путин заявил, что не чувствовал себя одиноким из-за разногласий в позициях с семью другими участниками объединения. «Ни разу не было так, что Россия в одиночку отстаивала свои подходы к решению сирийской проблемы», – уверил Путин журналистов.

В понедельник, после встречи с Путиным, президент Франции Франсуа Олланд заявил, что невозможно мириться с поставками российского оружия Дамаску. Премьер-министр Канады Стивен Харпер указал, что противоречия с Россией настолько сильны, что позволяют назвать саммит «семерка плюс один», и призвал к отстранению от власти президента Сирии Башара Асада. «Тот, кто позволяет делать себе такие заявления, пожалеет об этом», – парировал замминистра иностранных дел Сергей Рябков. По итогам первой за год встречи Путина и президента США Барака Обамы стороны зафиксировали разность подходов к решению сирийской проблемы, а журналисты назвали тон встречи «ледяным».

Разность позиций сказалась на ходе и скорости согласования итогового коммюнике. Основной текст был согласован в ночь на вторник, рассказал источник «Ведомостей» в британской делегации, однако из-за Сирии работа над ним продолжалась почти до конца саммита.

В финальной редакции документа о судьбе сирийского президента Башара Асада ничего не сказано, хотя включение этой темы в коммюнике лоббировали западные дипломаты. Включение пункта о необходимости ухода Асада нарушило бы баланс сил в Сирии, а предопределять какой-то исход конфликта значило бы пойти по деструктивному пути, подчеркнул Рябков. В коммюнике ничего не говорится и о запрете на поставки оружия противоборствующим сторонам.

Стороны также поддержали созыв второй конференции в Женеве, на которой настаивает Россия, хотя точная дата ее проведения названа не была. Из слов Рябкова следовало, что по главному вопросу – составу участников – достигнуто взаимопонимание и Сирию будут представлять как оппозиция, так и правительство.

Британский премьер Дэвид Кэмерон, председательствовавший на саммите, оценил принятое заявление как очень сильное и указал, что для его подписания всеми участниками не пришлось платить цену в виде смягчения его текста. Он также убеждал журналистов, что никакого противостояния в духе «семерка плюс один» на саммите не было. Всем участникам, по его словам, удалось преодолеть коренные разногласия. Довольным остался и Стивен Харпер. «Результат получился очень неожиданным, и он намного лучше, чем я предполагал, – заявил Харпер журналистам. – Я думаю, что [согласие на формирование переходного правительства] было очень важным шагом со стороны Путина и российской стороны».

Необходимость формирования в Сирии переходного правительства, пользующегося поддержкой сирийских граждан, содержится в принятом коммюнике. Это условие также упомянуто в поддержанном Россией еще год назад итоговом документе первой Женевской конференции.

Несмотря на эмоциональность, данный саммит во многом стал успехом российской дипломатии, констатирует замдиректора Центра комплексных европейских и международных исследований Высшей школы экономики Дмитрий Суслов. Особенно важно, что администрация Обамы согласилась на отдельный саммит в Москве 3–4 сентября и что было принято решение о создании новой рабочей группы в президентской комиссии по кибербезопасности, что показывает работоспособность основного механизма перезагрузки, считает Суслов.

Приняв итоговое коммюнике, на пресс-конференциях лидеры вновь заговорили о различных подходах. Кэмерон заявил, что не может представить, чтобы Асад мог управлять единой и стабильной Сирией. По словам Рябкова, США по-прежнему против участия Ирана в мирной конференции. Хотя противоречия по составу участников конференции и по будущему Асада не исчезли, важно, что стороны не пошли по конфронтационному пути, а сохранили диалог, резюмирует Суслов. Россия не пошла на уступки, а Запад показал, что не готов к самостоятельным решительным действиям, – ситуация в Сирии не изменится, указывает председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов.

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать