Политика
Бесплатный
Рассел Голд|Чип Камминс

Рост нефтедобычи в США усиливает позиции страны в геополитике

Нефтяной бум в Северной Америке способствует стабильности мировых цен на нефть и дает американским политикам свободу маневра
REUTERS / Jason Reed

Рост добычи нефти в США, который должен в будущем повысить уровень энергетической безопасности страны, уже сейчас обеспечивает одно важное преимущество — стабильность цен на нефть. Воспользоваться этим преимуществом могут в том числе и американские политики: теперь они могут меньше опасаться влияния принимаемых ими решений на сырьевые рынки и цены.

Нефть развязывает руки

Цена на нефть оставалась удивительно стабильной на протяжении последнего года, несмотря на многие факторы, традиционно вызывавшие сбои в поставках на мировой рынок: от гражданской войны в Сирии до противостояния между Суданом и Южным Суданом и краж нефти в Нигерии. Одна из причин этого – рост добычи в Северной Америке, который, по мнению Адама Симински из управления энергетической информации США (EIA), «смягчил» негативный эффект этих сбоев.

Рост добычи в США пока не привел к снижению мировых цен на нефть, и некоторые аналитики сомневаются, что это произойдет. Но положительный эффект от стабилизации цен на нефть уже ощущают на себе все – от крупных корпораций, таких как Dow Chemical (раньше ей порой приходилось менять цены на нефтехимическую продукцию по нескольку раз в месяц, отражая изменение стоимости нефти) до простых автовладельцев. Кроме того, от стабилизации цен на нефть США получают и геополитические преимущества. Рост добычи энергоресурсов в США «позволяет снизить нашу уязвимость перед лицом перебоев с их поставками в мире и ценовыми шоками» и, таким образом, «усиливает наши позиции в деле преследования и реализации наших целей в сфере международной безопасности», указывал в апреле Том Донилон, тогда занимавший пост советника президента США по национальной безопасности.

В прошлом году США удалось добиться значительного ужесточения санкций в отношении Ирана. В результате, по данным EIA, экспорт нефти из Ирана сократился примерно на 1 млн баррелей в сутки, но это практически не отразилось на мировых ценах. Еще несколько лет назад такое считалось немыслимым, говорит Джон Ханна, занимавший пост советника по национальной безопасности вице-президента Дика Чейни во время второго срока Джорджа Буша-младшего. Администрация Буша настороженно относилась к ограничению экспорта нефти из Ирана, опасаясь его воздействия на рынки и значительных колебаний цен. «Возможность сделать то, что мы сделали в прошлом году, и сохранить относительную стабильность цен... для людей, имеющих отношение к вопросам национальной безопасности, стала настоящим откровением», - говорит Ханна. Снижение иранского экспорта компенсировалось и увеличением добычи в Саудовской Аравии, но североамериканская сланцевая нефть стала для мировых рынков дополнительной «подушкой безопасности».

Рост добычи нефти в США «был абсолютно необходимым фактором для ведения переговоров со странами по всему миру, чтобы убедить их сократить импорт нефти из Ирана», говорит чиновник госдепартамента Карлос Паскуаль.

Волатильность снизилась

В конце 1990-х гг. на нефтяном рынке началось длительное ралли – из-за того что спрос постоянно опережал предложение, цены выросли в десять раз. Во время финансового кризиса 2008 г. цены на нефть упали, но вскоре снова возобновили рост. Постоянная нехватка предложения заставляла участников рынка ждать скачков цены при малейших перебоях в поставках. Теперь напряженность на рынке постепенно спадает. Цена барреля нефти WTI колеблется в пределах от $90 до $100.

Правда, значительные события по-прежнему могут оказать на нее влияние. Так, политический кризис и беспорядки в Египте привели сегодня к росту цены WTI выше $100 за баррель. Тем не менее, свидетельствуют результаты анализа, проведенного The Wall Street Journal и профессором университета Хьюстона Крейгом Пирронгом, уровень стабильности нефтяных цен в прошлом году был самым высоким с 2000 г., а в текущем году волатильность продолжила снижаться. Суточные колебания цены в процентном выражении сейчас вполовину меньше, чем в начале 2000-х гг., указывает Пирронг (и примерно в пять раз меньше, чем во время кризиса в конце 2008 – начале 2009 г.).

За последние два года добыча нефти в Северной Америке увеличилась примерно на 1,8 млн баррелей в сутки. По прогнозам Международного энергетического агентства, к 2018 г. она увеличится еще на 3,9 млн баррелей в сутки.

Многие экономисты считают, что лучшим способом защиты от резкого падения предложения на рынке нефти является наличие свободных добывающих мощностей, которые могут быть задействованы в случае необходимости. Эту тактику применяют в первую очередь страны ОПЕК. Рост добычи нефти в США привел к снижению ее импорта из стран ОПЕК и высвобождению добывающих мощностей в этих странах. Экономисты Barclays оценивают нынешний уровень резервных нефтедобывающих мощностей в мире в 2,7 млн баррелей в сутки против 1,5 млн годом ранее. Картина может измениться под действием нескольких факторов. Резервные мощности могут быть задействованы в случае оживления экономики стран – крупных потребителей нефти. Или же предрекаемое многими экономистами падение цен на нефть сделает содержание резервных мощностей невыгодным для стран ОПЕК.

Перспективы нефтяной отрасли в США также неоднозначны. Стоимость добычи на разных месторождениях существенно различается и порой даже не может быть зафиксирована на одном месторождении. Если итоговая стоимость добычи окажется высокой, разработка месторождений будет рентабельной только при условии роста мировых цен на нефть. Кроме того, скважины, из которых добывают сланцевую нефть, довольно быстро истощаются, что может вызывать сомнения в перспективах дальнейшего устойчивого роста добычи.

Придумывать кризисы стало сложнее

В 2005 г. в Вашингтоне был создан исследовательский центр по вопросам энергетической безопасности. В группу экспертов вошли менеджеры компаний, бывшие дипломатические работники и отставные военачальники. Ситуация на нефтяном рынке в то время была напряженной: американские инженеры бились над восстановлением нефтяной отрасли в Ираке, значительные объемы нигерийской нефти не попадали на мировой рынок из-за действий повстанцев.

Эксперты моделировали различные ситуации резкого сокращения поставок нефти на мировой рынок и приглашали бывших чиновников высокого ранга участвовать в различных ролях в разрешении гипотетических проблем. Так, в 2007 г. бывший министр финансов Роберт Рубин исполнял роль советника президента по национальной безопасности в следующей «ролевой игре», предложенной экспертами: из-за беспорядков трубопровод, соединяющий Каспийское и Средиземное моря, оказался перекрыт, а Иран и Венесуэла сократили производство нефти в знак протеста против санкций в отношении Ирана, что вызвало стремительный взлет мировых цен на нефть.

С тех пор ситуация сильно изменилась. По словам исполнительного вице-президента центра Сэма Ори, благодаря росту добычи нефти в Северной Америке рынок «стал более гибким». Однако деятельность центра по-прежнему имеет смысл, так как мировая экономика остается чувствительной к резким колебаниям спроса и предложения на энергоресурсы.

Эксперты планируют продолжить моделирование кризисных ситуаций, но вряд ли ближайшее обсуждение состоится в текущем году. «Стало ли нам труднее работать? Да. Теперь приходится придумывать гораздо более серьезные ситуации, вызывающие перебои поставок нефти на рынок», - говорит Ори.

Перевела Надежда Дмитриенко

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать